Среда, 05 октября 2016 20:34

Нельзя называть «предпринимателем» человека, который зарабатывает 5 долларов в день

Logo AMBRoscovanuFurdui

В ближайшие месяцы малому бизнесу Республики Молдова предстоит столкнуться с двумя большими проблемами.

Первая – это Закон о малом бизнесе в новой редакции, который вступит в силу в декабре 2016 года. Как сообщила Валентина Веверица, в прошлом – руководитель управления политик по развитию малого и среднего бизнеса и торговли министерства экономики, в настоящее время – президент Ассоциации женщин-предпринимателей РМ, парламентарии фактически проигнорировали предложенные министерством ключевые поправки. Соответственно, лишив документ привязки к текущей экономической ситуации в стране.

Вторая проблема ещё сложнее. С 1 января 2017 года вступают в силу поправки в Закон о предпринимательском патенте, полностью исключающие из него розничную торговлю. Это положение затрагивает десятки тысяч людей: как самих патентообладателей, так и членов их семей.

Попытки владельцев патентов обратить на это внимание властей натолкнулись на странную реакцию. Весной нынешнего года: Сейчас не до ВАШИХ проблем! У НАС кризис, НАМ Евросоюз перестал давать деньги! Летом и осенью: У НАС новый кризис – президентские выборы и перераспределение доходных должностей, которое должно за ними последовать…

Минэкономики к диалогу оказалось не готово, предложив вместо патента ввести понятие «независимый предприниматель» и пообещав внедрить для таких упрощённую бухгалтерскую отчётность и налог 1% с оборота. Не объяснив толком, о чём вообще идёт речь.

Напомним, что до вступления этих поправок в силу осталось меньше трёх месяцев. В любой цивилизованной стране в таких случаях сначала изучается ситуация, проводятся консультации с гражданским обществом, разрабатывается нормативно-правовая база, внедряются пилотные проекты, по их итогам вносятся поправки и т.д.

О ком идёт речь? О людях, которых больше двадцати лет назад просто выкинули на улицу с заводов и фабрик, на которых они работали; из школ, в которых преподавали. Затем к ним начали добавляться выпускники лицеев, высших и средних учебных заведений, для которых в стране не нашлось работы, но которые не захотели покидать родину и искать счастья за границей.

О людях, которые сами создали себе рабочие места, не прося помощи и льгот у государства. Рабочим местом которых власти определили рынки: жара летом; дожди весной и осенью; мороз зимой.

Причём торговцы на рынках работают не на наценке, а на обороте. Это подтвердят все пенсионеры и просто малообеспеченные граждане, для которых поход в супермаркет за покупками превратился в слишком дорогое удовольствие.

По молдавскому законодательству оборот мелкого бизнеса не должен превышать за год 300 тыс. леев. Даже если предположить, что наценка у патентообладателей составляет 10%, прибыль получается 2500 леев в месяц. И это не считая расходов.

Чтобы понять, с какими негативными эффектами может столкнуться экономика страны и разработать конкретные рекомендации по преодолению наступающего кризиса, Ассоциация малого бизнеса Республики Молдова (АМБ) провела в конце сентября два круглых стола.

Первый – совместно с Конгрессом местных властей РМ (CALM). Второй – с участием экспертов из малых стран, как входящих в ЕС, так и тех, кто хочет войти в союз и гармонизировать своё законодательство с европейским.

При этом в обоих случаях разговор концентрировался всё-таки на патентообладателях, поскольку для малых и средних предпринимателей есть хоть какой-то, но закон. А для владельцев патентов с начала будущего года наступает правовой вакуум.

Президент АМБ Еуджен Рошковану сообщил, что на сегодняшний день в Молдове примерно 18 тыс. человек работают на основании предпринимательского патента. И отметил, что при применении налога 1% пока не известно, что будет являться объектом налогообложения - объём продаж или прибыль? В первом случае сумма налога будет иметь катастрофические последствия, но второе было бы приемлемо.

Виорел Фурдуй, исполнительный директор CALM, подчеркнул, что 90% патентообладателей – это люди, которые хотят только одного: законно работать в правовом поле, худо-бедно обеспечивая себя и свои семьи. «Эти люди готовы к любому конструктивному диалогу, как с местными, так и с центральными властями».

Также г-н Фурдуй отметил, что требуется улучшить работу контролирующих учреждений, которые бы выявляли тех, кто работает незаконно. И не наказывали бы всех малых предпринимателей из-за нарушителей.

Элеонора Цуркану, патентообладатель из Кэушень, отметила, что лишь около 10% от тех, кто работает по патенту в сельской местности, выходят на объём продаж в 300 тысяч леев в год. У большинства он не превышает 100 тыс. леев. А те, кто разрабатывал новый закон, ориентируются только на ситуацию в Кишинёве. По словам предпринимательницы, если вариант министерства экономики будет реализован, только 1-2% держателей патентов смогут его выдержать, остальные прекратят свою деятельность и останутся без источников дохода.

Алексей Бусуйок, примар села Капаклия Кантемирского района, обратил внимание на важность доходов от патентообладателей для бюджета села.

Если существующая структура налогообложения будет разрушена, а взамен ничего нового не придёт, и так полупустые местные бюджеты лишатся одного из серьёзных источников доходов.
DSCN0409 1 clar
С интересной проблемой столкнулась Латвия, страна – член Евросоюза, рассказал на втором круглом столе председатель совета латвийского Союза бизнеса Эдуардс Филипповс.

Там остались предпринимательские патенты в сфере обслуживания. Также есть предприятия категории Life Style Business (для тех, кому просто нравится заниматься каким-то делом). Если у них оборот до 3 тыс. евро в год, - они вообще не платят никаких налогов.

Остальных предпринимателей обязали зарегистрировать фирмы. Но разрешили тем, у кого до 5 сотрудников и до 100 тыс. евро годовой объём продаж, платить т.н. «микроналог» - 9% с оборота. Этот налог объединяет в себе соцфонд, медицину, пенсионный фонд и налог на прибыль. Оставшиеся после его уплаты деньги можно забирать в качестве зарплаты. Для остальных компаний общая налоговая нагрузка похожа на существующую в Молдове и превышает 60%.

В итоге в Латвии сейчас 99,7% всех предприятий относятся к малому бизнесу, поскольку крупные компании сразу же провели реформу. Оставили в штате только руководящее ядро, все остальные подразделения, по 5 человек, вывели в качестве малых предприятий на аутсорсинг. Например, по одному адресу зарегистрировано 1800 фирм, осуществляющих услуги такси: по одной машине в каждой фирме.

«Есть закон, по которому компании, у которой только один доминирующий клиент, грозит большой штраф, - рассказал Эдуард Филиппов. – Он до сих пор ни разу не применялся. Есть и другие законы, - они тоже не работают».

И ещё одна любопытная деталь. Фирму, которая хочет поторговать на рынке, например, Рижском, никто не обязывает приобретать кассовый аппарат. Она может взять его в аренду у администрации, вместе с весами.

Несколько другая ситуация сложилась в Грузии, где после Революции роз 2003 года всех бизнесменов уравняли в налогообложении, - рассказал консультант-эксперт GAWB Реваз Бурчуладзе, разработавший концепцию применения принципов Европейского закона о малом бизнесе (Small Business Act for Europe) для Грузии. - В итоге сейчас доля МСП в стране составляет всего 18%».

При этом, однако, мелкий бизнес не платит вообще никаких налогов, включая подоходный. К такому относятся физические лица с годовым объёмом продаж до 30 тыс. лари (примерно 15 тыс. долларов или 300 тыс. молдавских леев).

«Если подсчитать издержки и разделить эти деньги на количество дней в году, - пояснил Реваз Бурчуладзе, - получится заработок примерно 4-5 долларов в день. У нас считается, что нельзя относить к категории предпринимателей человека с такими мизерными доходами».

На вопрос, есть ли выход из сложившейся ситуации, Еуджен Рошковану ответил так: «В бизнесе по патенту сложилась ситуация, которая устраивает практически всех: и продавцов, и покупателей, и местные власти. Уверен, что не стоит пытаться изобрести что-то новое. Не нужно ломать то, что много лет успешно работает само по себе, не требуя у государства ни денег, ни поддержки! Если властям так дорог новый проект закона то, конечно, пусть будет. При одном обязательном условии: нужно аннулировать запрет на торговлю по предпринимательскому патенту с 1 января 2017 года. А предприниматели пусть сами решают, какой путь выбрать. Есть же такое право, - на выбор формы деятельности».


Материал подготовлен MyBusiness.md


ODIMM logo
280 70
WINEWIN 2020