Четверг, 03 октября 2019 08:01

Закона о деофшоризации недостаточно для Республики Молдова

offshoreМы унаследовали из 90-х такую идею, что, однажды приняв закон, мы изменим дела к лучшему, и все будет хорошо. И часто убеждались, что это совсем не так – те, кто ответственны за его внедрение, не спешат это делать, а иногда даже именно они и нарушают его положения. И ничего не меняется, все идет по-прежнему, то есть ухудшается.

Закон о деофшоризации находится еще на стадии проекта, но уже пробудил надежды, что в конце концов преградит путь деньгам из налогового рая. Экономист Вячеслав Негруцэ сообщил в соцсетях, что этот законопроект – «именно та кнопка, которая запустит процесс настоящей деолигархизации». «Олигархи будут получать финансовую подпитку и существовать до тех пор, пока обеспечивают себя через офшоры новыми активами, контрактами и партнерскими отношениями, полученными от государства или бизнеса, чтобы обеспечить затем доходами и благосостоянием верных друзей олигархов. После попыток и неудач 2012 и 2015 годов, в конце концов законопроект о деофшоризации поступил в Парламент на рассмотрение», – сказал эксперт.

Конечно, нужны еще и люди, которые нажмут на эту кнопку. И если не будет мониторинга внедрения этого закона, если он не будет соблюдаться, а напротив, его будут обходить, у нас снова будет хороший закон и нулевой результат.

Что предусматривает новый закон?

Законопроект, поступивший из Правительства в Парламент, содержит в первую очередь запреты.

Он предусматривает ограничения на участие в процедурах приватизации, государственно-частного партнерства, государственных закупок и концессий работ и услуг для юридических лиц, основанных субъектами из юрисдикций, которые не соблюдают международные стандарты прозрачности.

Законопроект налагает ограничения на участие в процессе приватизации, концессии, госзакупок и государственно-частного партнерства, а также на фактических резидентов-бенефициаров юрисдикций, которые не выполняют международные стандарты прозрачности. Минэкономики предлагает дополнить проект понятием «фактический бенефициар» – физическое лицо, которое в конечном итоге владеет или контролирует физическое, или юридическое лицо, или бенефициар инвестиционной компании, или администратор инвестиционной компании, или лицо, от имени которого осуществляется деятельность или совершена сделка, и/или который прямо или косвенно владеет или контролирует как минимум 1% акций или правом голоса юридического лица.

Также под запрет подпадают юридические лица, в состав которых прямо или косвенно входят лица, зарегистрированные или проживающие в таких юрисдикциях.

Предлагается также принять меры, чтобы избежать рисков после заключения контракта передачи обязательств и задач по исполнению договоров о госзакупках, государственно-частного партнерства и концессии работ и услуг подрядчиком непосредственно третьему лицу (последний такой пример – смена акционеров фирмы, взявшей в концессию Международный аэропорт Кишинева, которая прошла без ведома властей).

Также предлагается дополнить пакет документов, представляемых участниками таких сделок, специальным документом в форме декларации/анкеты, подтверждающий соответствие и компетентность физического и юридического лица.

Полномочиями разработки и утверждения списка юрисдикций, не применяющих международные стандарты прозрачности (офшоры), и также реализации методологии установления таких юрисдикций, предлагается наделить Службу предупреждения и борьбы с отмыванием денег.

В то же время предложено включить муниципальные предприятия, публичные организации и коммерческие общества с мажоритарной и полной долей государства в список субъектов, которые обязаны отчитываться о рисках отмывания денег и финансирования терроризма при осуществлении сделок перед Службой предупреждения и борьбы с отмыванием денег.

Национальный банк Молдовы (НБМ), а также Национальная комиссия по финансовому рынку (НКФР), согласно законопроекту, будут утверждать список юрисдикций, которые не применяют международные стандарты прозрачности. Учитывая это, предлагается проанализировать возможность создания единого списка, который будут использовать все субъекты, подпадающие под действие закона.

Кроме того, предусматривается дополнение Уголовного кодекса более жесткими нормами за несоблюдение положений данного законопроекта.

Таковы основные положения документа, который предстоит обсудить Парламенту.

Зачем нужен такой закон?

«Прежний режим пытался превратить Республику Молдова в офшор, впутал нас как государство и граждан во множество сделок и контрактов с офшорными фирмами, которые привели к огромному ущербу для государства. Теперь мы сидим и задаёмся вопросом: кто стоит за этими офшорами, укравшими деньги из Banca de Economii или завладевшими Аэропортом? Всех, кто хочет заключать сделки с государством, всех, кто хочет выигрывать контракты на продажу товаров или услуг, просим обнародовать всю информацию о себе, чтобы мы знали, кто они, кто является конечным выгодополучателем этих компаний, и положили конец всем схемам, появившимся за все эти годы», – заявила премьер-министр Майя Санду.

Согласно исследованию Global Financial Integrity, каждый год из Молдовы нелегально выводят сотни миллионов долларов. С 2004 до 2013 года общая сумма составила 9 миллиардов долларов. Больше всего было выведено в 2011 году – 1,268 миллиарда долларов. Меньше всего «исчезло» в 2009 г. – 633 миллиона долларов. Для сравнения, в 2018 году доходы государственного бюджета составили 36 млрд леев.

Хроника, написанная «грязными деньгами»

Приток денег из офшоров начался не сегодня и не вчера. Деятельность с акциями и фирмами из офшорных зон встречалась часто и ранее, и у нас это началось, наверное, еще с 90-х годов.

В сентябре 2011 года пресса сообщала о 27,5% акций Moldova Agroindbank, 78% акций Universalbank, 17% Banca de Economii и 5% Victoriabank, которые были переданы офшорной компании в результате незаконных действий при поддержке государственных должностных лиц. В случае Moldova Agroindbank, лишились своих акций акционеры из Словении и Голландии.

В 2012 году отмечалось, что, несмотря на меры, принятые Национальным банком Молдовы, наблюдается непрозрачность в структуре собственников банков. «Этот факт относится не только к незаконным действиям, но угрожает всей финансовой стабильности, создает риск отмывания денег и уклонения от уплаты налогов, а также ставит под угрозу репутацию всей банковской системы», – признали в Правительстве и Нацбанке в дополнительном меморандуме в отношении экономической и финансовой политики в январе 2012 года. Прошло шесть лет, пока не наступило больше ясности в этом вопросе.

В ноябре 2012 года разработали законопроект, согласно которому экономические агенты Молдовы, осуществляющие сделки через офшоры, обязаны были оплачивать пошлину в размере 10% от полученного дохода, но он не прошел. По некоторым тогдашним оценкам, ежегодно компании осуществляют около 15 тысяч сделок через офшоры на сумму 5 млрд леев.

Весной 2013 года Парламент принял законопроект, согласно которому офшорные компании лишились права владеть акциями молдавских банков, а те, кто уже владели ими, обязаны были их продать. Для получения разрешения Нацбанка, потенциальные покупатели обязаны были указать прямых и косвенных держателей акций и их доли.

Сделки через офшор, по информации экспертов в 2012 году, ведут к искусственному завышению цен на товары. Молдова экспортировала товары через офшоры на сумму 1,4 млрд леев, импортировала на сумму 4,1 млрд леев. Самые крупные сделки проводились через Панаму, Белиз и Сейшелы.

В октябре 2014 года газета The Independent писала, что 19 компаний из Великобритании и Молдовы подозреваются в отмывании денег на сумму 20 млрд долларов. Деньги поступали из Российской Федерации, попадали на счета офшорных фирм в результате судебных решений. Судьи Молдовы приняли более 50 решений в рамках этой операции, разрешив оплату долгов на сумму около 20 млрд долларов.

В марте 2016 года председателя Административного совета Mold­asig обвинили в незаконном получении свыше 17 тысяч акций Moldova Agroindbank и нанесении ущерба акционерам банка на сумму 20 млн леев. Сделки проводились с использованием счетов офшорной компании.

Спустя месяц Институт европейской политики и реформ (IPRE) представил анализ «Уязвимые точки законодательства Республики Молдова в финансовой и налоговой сферах в контексте офшорных юрисдикций».

«Абсолютно необходим надзор и дополнительный сбор информации о фирмах из офшорных зон или тесно с таковыми связанных. (…) Нынешний механизм определения юрисдикций, не применяющих международные стандарты прозрачности, находится в руках НБМ и не основан на объективных критериях и методологии утверждения списка. Во-вторых, реформа должна затронуть все формы предприятий, которые могут действовать в качестве возможного инструмента сокрытия фактических выгодополучателей», – отметил аналитик IPRE Юлиан Русу.

В 2015 году иностранные инвесторы вывели инвестиции из Республики Молдова на сумму 440 млн долларов США, как писал на своей странице в Facebook экономист Вячеслав Ионицэ, со ссылкой на отчет Нацбанка. «НБМ представил отчет о прямых иностранных инвестициях. Впервые за 25 лет истории страны прямые иностранные инвестиции сократились на 440 млн долларов США. Такого не случалось с момента объявления независимости. (...) Нетрудно заметить, что большинство инвестиций, выведенных из страны, были из офшорных зон», – отметил Ионицэ.

Таких примеров множество. Проблема в том, что большинство таких операций незаконны, ведут к миллионным и миллиардным убыткам для молдавской экономики, сокращают прозрачность бизнеса. Поэтому такой закон очень нужен, но его надо реализовывать на практике.

Влад Берку

capital.market.md

ODIMM logo
280 70