Четверг, 26 сентября 2019 11:33

Компенсации за врачебные ошибки: опыт Молдовы

medical malpractice lawyersДовольно часто медицинские ошибки в Молдове приводят к тяжелым, а порой и необратимым последствиям. В судебной практике отношение к подобным делам неоднозначное, а доказать факт совершения врачебной ошибки подчас не представляется возможным. Некоторые разбирательства по делам о медицинской некомпетентности растягиваются на долгие годы, при этом подход судов к определению размера компенсаций не отличается единообразием, пишет Экономическое обозрение "Логос-пресс".

Более 5 лет длилась судебная тяжба после смерти 24-летней женщины, скончавшейся в результате травмы левой подключичной вены. Впоследствии было начато два процесса – в уголовном и в гражданском порядке. Как выяснилось, трагедии можно было избежать, если бы врачи оказали ей необходимую медицинскую помощь на всех этапах. За первыми симптомами в медучреждениях не увидели поводов для беспокойства и не смогли вовремя поставить диагноз. К лечению пациентки приступили лишь после того, как ее состояние значительно ухудшилось.

В муниципальной клинической больнице Святой Троицы в Кишиневе женщине некачественно выполнили процедуру катетеризации. Проводившая операцию реаниматолог признала свою ошибку, это подтвердили и судмедэксперты. Суд пришел к выводу о виновности врача в нарушении по халатности правил оказания медицинской помощи, повлекшем смерть пациента. Приговор был вынесен условно, а затем Апелляционная палата Кишинева освободила врача от уголовной ответственности по амнистии. Это решение подтвердила и Высшая судебная палата (ВСП).

В ходе слушаний по гражданскому иску суд первой инстанции признал нарушение права пациента на жизнь в результате врачебной халатности. Потерпевшая сторона оценила причиненный моральный вред в 2 млн леев, однако судьи пришли к выводу, что 75 тыс. леев будет достаточной компенсацией. Решение было поддержано как Апелляционной палатой, так и ВСП.

Значительная часть таких процессов доходит до финала благодаря участию адвокатов, предоставляемых Институтом по правам человека Молдовы и другими неправительственными организациями. В этом случае общественники посчитали, что национальные суды сильно занизили размер возмещения, поэтому дело, скорее всего, окажется в повестке дня Европейского суда по правам человека.

* * *

В 2017 г. иск был предъявлен сразу трем медучреждениям, персонал которых из-за халатности и непрофессионального подхода не предпринял всех диагностических и профилактических мер, допустив заражение новорожденного ВИЧ-инфекцией. Этого не произошло бы, если бы все медработники добросовестно и ответственно выполняли свои служебные обязанности.

В течение беременности женщина проходила тестирование на этот вирус дважды, но лишь через несколько дней после родов обнаружилось, что она является носителем ВИЧ, а ребенок также заражен. Проверка со стороны Минздрава выявила ряд нарушений, которые привели к тому, что женщина не прошла вовремя диагностику и не получила необходимое лечение. Вместе с тем ребенок был на грудном вскармливании и ему не было назначено профилактическое антиретровирусное лечение в первые 72 часа после рождения, что увеличило риск инфицирования.

Суд первой инстанции пришел к выводу о нарушении права на здоровье, физическую и психологическую неприкосновенность и жизнь в отношении ребенка истицы путем его заражения ВИЧ в результате ошибок и халатности, допущенных медицинским персоналом. Кроме того, констатировано нарушение права заявительницы на здоровье и физическую неприкосновенность в связи с непроведением своевременного диагностирования во время беременности на наличие ВИЧ-инфекции в организме.

С трех медучреждений была затребована в солидарном порядке компенсация в пользу матери и ребенка в размере 1 млн леев, однако суд уменьшил ее до 600 тыс. леев. Судебный процесс продолжается в вышестоящих инстанциях.

* * *

Серьезные травмы и потеря репродуктивной способности в результате непрофессионализма врачей стали предметом иска к муниципальной больнице, разбирательство по которому еще не достигло финала. Женщина оказалась на больничной койке с жалобой на боль в животе, и для постановки диагноза прошла ряд обследований. У нее выявили некоторые гинекологические проблемы и вынесли предварительный диагноз: острый живот и кишечная непроходимость.

Операция выполнялась тремя хирургами, которые в процессе хирургического вмешательства пришли к выводу, что источник инфекции связан с гинекологическими причинами. В операционную позвали гинеколога, принявшего решение о полном удалении яичников и маточных труб. Впоследствии мнения врачей по поводу коллегиальности этого решения разделились. В то же время, хотя пациентка до операции находилась в здравом уме и ясном сознании, никто, вопреки требованиям закона, не спрашивал ее согласия и не объяснил, какие могут быть последствия. Согласие на операцию было подписано ее матерью, которую не уведомили о вероятности удаления яичников и маточных труб.

Сторона истца затребовала крупную компенсацию, ссылаясь, в частности, на то обстоятельство, что у молодой женщины нет детей, и бесплодие вызвало у нее огромную психологическую травму, а также ряд необратимых физических изменений. Суд первой инстанции частично удовлетворил иск, постановив выплатить компенсацию в размере 800 тыс. леев за моральный вред и около 15 тыс. леев за материальный ущерб. С размером компенсации не согласились обе стороны, которые настаивают на ее пересмотре в вышестоящих судах.

* * *

В другом случае разбирательство продолжалось около 10 лет, в течение которых дело неоднократно прошло через судебные инстанции разных уровней. В роли ответчика выступила детская городская клиническая больница №1. К участию в процессе были привлечены несколько врачей, включая руководителя отдела реанимации, которых обвинили в неправильном лечении девочки, что привело к ее смерти. Родители ребенка потребовали выплаты компенсации в размере 2,5 млн леев за причиненный моральный вред, а также возмещение около 16 тыс. леев, потраченных на похороны.

Девочку доставили в отделение реанимации из-за приступа эпилепсии, вскоре после этого она впала в кому, а позже скончалась. Как впоследствии было доказано в рамках уголовного дела, состояние девочки ухудшилось в результате непрофессионализма и халатности медицинского персонала. Врачи поставили неверный диагноз, назначили неправильное лечение и недобросовестно контролировали процесс выздоровления.

Иск дважды рассматривался в суде первой инстанции, и в конечном итоге был частично удовлетворен. Ответчиков обязали выплатить 65 тыс. леев морального ущерба, а также более 16 тыс. леев материального ущерба. Обе стороны не согласились с вердиктом и обжаловали его в вышестоящие инстанции. Родители посчитали, что присужденная сумма не покрывает моральных страданий от смерти ребенка, в то время как противоположная сторона требовала уменьшить размер компенсации.

Коллегия по гражданским, коммерческим и административным делам ВСП подтвердила, что поведение врачей не отвечало профессиональным нормам. По итогам рассмотрения кассационной жалобы родителей размер компенсации, подлежащей взысканию с больницы, был увеличен с 65 тыс. до 200 тыс. леев. Недавно сторона ответчика предприняла еще одну попытку добиться пересмотра суммы возмещения в ВСП, однако это требование было признано необоснованным.

logos.press.md

ODIMM logo
280 70