Воскресенье, 13 октября 2019 08:15

Поддержка субъектов малого и среднего бизнеса

c2b68aМолдавская экономика развивается в сложных, противоречивых условиях, испытывая воздействие ряда позитивных и негативных факторов. Одним из ключевых факторов, оказывающих влияние на развитие современной экономики, и, в частности, на предпринимательскую деятельность, является налоговая политика государства, манипулируя которой, стимулируется или сдерживается экономический рост.

По данным Национального бюро статистики (НБС) за 2018 г. на долю малого и среднего бизнеса приходилось 98,7% общего количества молдавских предприятий, 60,7% — работающих граждан, 40,4% — объема продаж. Именно поэтому вопросы налоговой политики в данной сфере продолжают оставаться актуальными. На первом месте по обороту среди малых и средних предприятий находится сфера торговли — 47%, далее следует перерабатывающая промышленность — 10,5%, сельское хозяйство — 8,6%, строительство — 7,8%.

Нужно отметить, что отраслевая структура малого и среднего бизнеса в европейских странах и в нашей, идентична: на первом месте — сфера торговли, затем — производство и строительство.



В странах с развитым малым предпринимательством ведется активная политика поддержки предпринимательских инициатив, созданы эффективные механизмы помощи для представителей сектора. В частности, предоставляются специальные условия по гарантиям для стартапов, существуют государственные гарантии по экспортным операциям, субсидирование процентных ставок по кредитам, налоговые льготы, отсрочка платежей, освобождение от уплаты налога на прибыль на период до 10 лет.

Нельзя сказать, что в нашей стране не предпринимаются меры по поддержке малого бизнеса. Правовая основа деятельности малых предприятий в Молдове и в других европейских странах идентичны. Это, в первую очередь, принятые на законодательном уровне параметры, позволяющие отнести предприятия к субъектам малого и среднего бизнеса, а именно численность занятых работников, объем продаж (или балансовая стоимость активов, в европейских странах), а также экономическая независимость субъектов малого бизнеса. Меры по поддержке малого предпринимательства реализуются в рамках госпрограмм по поддержке молодых предпринимателей при открытии бизнеса в стране; стимулирования мигрантов к открытию бизнеса в РМ; развития женского и социального предпринимательства; поддержки МСП с экспортным потенциалом; расширения инфраструктуры посредством развития бизнес-инкубаторов, промышленных парков, кластеров и т.д. В целом, начиная с 2014 г., в стране реализуется более 30 программ, в рамках DCFTA, включая конкретные программы для субъектов малого бизнеса.

В то же время, одним из отличий является отсутствие у нас и наличие в европейских странах системного мониторинга эффективности принимаемых мер. Например, в станах ЕС, других государствах ведется учет и оцениваются причины банкротства экономических субъектов, проводится оценка и анализ предоставленных налоговых льгот, включая налоговые кредиты, на исследовательскую и инновационную деятельность; оценивается эффективность системы страхования операций по выходу на внешние рынки. Статистика показателей и результаты исследований являются доступными для общества. Оценка и анализ мер политик для субъектов малого бизнеса осуществляется также с дифференциацией предприятий на начинающие, в стадии развития, имеющие экспортный потенциал.

Законодательство европейских стран в области малого бизнеса имеет четкую структуру, определения и нормы юридического характера. Наше же законодательство в этой сфере от зарубежного отличается наличием некоторых «лирических отступлений», не используемых в законодательной лексике. Например, «предпринимательский дух – способность человека распознавать и осваивать очевидные или потенциальные возможности для бизнеса, принимать на себя ответственность и риск, вытекающие из независимой деятельности, (ст. 3. «Основные понятия» Закона о малых и средних предприятиях № 179 от 21.07.2016 г.). Принцип «сначала подумай о малом» предусматривает, что инициаторы нормативных актов должны оценивать последствия введения новых норм, в частности для МСП, (ч. (3) ст. 8 Закона № 179/2016); «Принцип постоянного числа предусматривает, что введение новых административных правил для МСП, таких как обязанности, по отчетности/соответствию, должно происходить одновременно с отменой уже существующих», (ч. (4) ст. 8 «Административные процедуры» Закона № 179/2016).

Такого рода отступления не обязательны, поскольку законодательная техника обязывает исполнительные органы публичной власти проводить оценку влияния введения новых норм (актов), отменять ранее действующие положения, нормативные акты, формуляры, отчетность, при утверждении новых (Закон о нормативных актах). Что касается, принципа «постоянного числа», то он используется в управлении газотурбинных двигателей вертолетов.

Предпринимательство на основе уплаты налога с доходов от операционной деятельности, налога на прибыль, налогообложение субъектов, осуществляющих деятельность на основе патента

В Законе о малых и средних предприятиях № 179 от 21.07.2016 (Закон № 179/2016) в ч. (1) ст.12) установлено, что «государство в соответствии с положениями Налогового кодекса предоставляет налоговые льготы для развития МСП». Основными инструментами поддержки малого предпринимательства в налоговой сфере являются: специальные налоговые режимы, в форме установления единой ставки налога с продаж (налог с доходов от операционной деятельности); установление фиксированной месячной платы за патент; специальный налоговый режим для физических лиц, осуществляющих деятельность в сфере розничной торговли (за исключением подакцизных товаров).

Эти инструменты должны обеспечить простоту взаимодействия налогоплательщиков и органов государственного и местного публичного управления (упрощенная система декларирования доходов); невмешательство в деятельность патентообладателей, в условиях предварительной оплаты стоимости патента (за исключением мониторинга срока его действия).

Кроме того, субъектам малого бизнеса предоставлено право регистрации плательщиком НДС (добровольная регистрация), до достижения регистрационного предела в 1,2 млн леев облагаемых поставок и использование при желании общепринятого режима налогообложения прибыли.

Насколько убедительны формы налогообложения для субъектов малого бизнеса, чтобы способствовать переходу от уплаты налога с доходовот операционной деятельности (объема продаж), на уплату налога на прибыль, добровольно зарегистрироваться плательщиком НДС или осуществлять деятельность в одной из организационных форм предприятия вместо патента?

Отказ от налога с доходов от операционной деятельности в пользу налога на прибыль, даже в условиях убыточности деятельности (например, в сельском хозяйстве — зависимость от погодных условий, отсутствие рынков сбыта, др. проблемы) приведут к дополнительным расходам предпринимателя, связанным с необходимостью ведения довольно сложного для субъекта малого бизнеса учета доходов и расходов, приглашения профессионального бухгалтера, приобретения и обслуживания программы 1С бухгалтерия и т.д.

Переход на общий режим налогообложения налогом на прибыль в нашем законодательстве не сопровождается такими льготами, которые распространены за рубежном. Самая распространенная косвенная льгота, это ускоренная амортизация для некоторых видов оборудования, используемого в отраслях, признанных государством первостепенными (сельское хозяйство — одно из них). Для остального оборудования, в основном, используется комбинированный метод, то есть в начале применяется амортизация по методу убывающего остатка, потом – линейная. Другая льгота связана с дифференциацией налоговых ставок налога на прибыль в зависимости от уровня прибыли субъекта предпринимательства.Такого рода льготы в НК не предусмотрены.

В Великобритании, например, стоимость инновационного оборудования списывается в первый год его использования. Во Франции списание стоимости в первый год эксплуатации используется для компьютеров (для нас актуально в сельской местности, но не предусмотрено НК); в отношении новейшего оборудования возможно списание до 50% стоимости.

В Германии списание производится до 40% для малых предприятий производственной сферы. Согласитесь, такого рода льготы существенны. Значимой льготой для малого предпринимательства является пониженная ставка по налогу на прибыль. Практика такого льготирования используется во многих развитых странах.

В США, Канаде ставка налога на прибыль для субъектов малого бизнеса в два раза ниже, чем для остальных, а в Великобритании — на 73%. Другой используемой формой снижения налогового давления на бизнес является установление ставок налогов в размерах, которые были бы соотнесены с уровнем получаемого дохода, с целью снижения налогового бремени, т.е. по мере роста доходов увеличивается ставка налога. Кроме того, устанавливаются более низкие ставки НДС на продовольственные товары, услуги, производством (оказанием услуг) которого занимаются субъекты малого бизнеса.

В НК РМ предусмотрены сниженные ставки НДС, но не на всю группу продовольственных товаров. В этих условиях (при добровольной регистрации плательщиком НДС), субъекту малого бизнеса сложно маневрировать ассортиментом (рецептурой), как это делают крупные предприятия, и конкурировать с ними. Ст. 96 НК «Ставки НДС» предусматривает: b) сниженные ставки в размерах: 8 процентов – на хлеб и хлебобулочные изделия (190120000, 190540, 190590300, 190590600, 190590900), молоко и молочные продукты (0401, 0402, 0403, 0405, 040610200), поставляемые на территорию РМ, за исключением предназначенных для детей продовольственных товаров, не облагаемых НДС в соответствии с п. 2) ч. (1) ст. 103 НК. Кроме того, это и дополнительные расходы со стороны государства на администрирование.

В странах ЕС другая практика.Сниженные ставки НДС устанавливаются на всю продовольственную продукцию, что существенно сокращает расходы на администрирование, снижает риск незаконного применения сниженных ставок, обеспечивает равные возможности для субъектов малого и крупного бизнеса.

Стандартные и сниженные ставки НДС в отдельных странах


СтранаСтандартная
ставка НДС, %
Сниженная
ставка НДС, %
Австрия 20% 10% на продовольствие, книги, медикаменты, пассажирские перевозки, газеты, культурные  и развлекательные мероприятия, отели
Бельгия 21% 12% в ресторанах; 6% на продовольствие, книги, воду, медикаменты, медицинские услуги, газеты, культурные и развлекательные мероприятия, отели
Кипр 19% 9% отели и рестораны; 5% на продовольственные товары, книги, лекарства, медицинские услуги, пассажирские перевозки, газеты, культурные, развлекательные и спортивные мероприятия
Чешская
Pеспублика
21% 15% на продовольственные товары, медицинские и фармацевтические  услуги, пассажирские перевозки, газеты, культурные и развлекательные
мероприятия, отели; 10% на лекарства, книги и детское питание
Финляндия 24% 14% на продовольственные товары, для ресторанов
Франция 20% 10% на фармацевтическую продукцию,  пассажирские перевозки, культурные, спортивные и  развлекательные мероприятия, отели, жилье, рестораны 5,5%
за медицинские услуги, продукты питания, книги, электронные книги 2,1% для газет и фармацевтических препаратов
Словакия 20% 10% на книги, продукты питания и медикаменты,  медицинские услуги, культурные мероприятия
Германия 19% 7% на продовольственные товары, книги, медицинские услуги,  пассажирские перевозки, газеты, культурные и  развлекательные мероприятия, отели
Греция 23% 13% на продукты питания, медикаменты, медицинские услуги,  культурные, развлекательные и спортивные мероприятия 6,5% — книги, газеты и отели
Польша 23% Продовольственные товары — 5% 8% для лекарств, медицинских услуг,  пассажирских перевозок, газет, гостиниц, ресторанов, культурных,
спортивных и развлекательных мероприятий


Можно привести еще десятки стран, где сниженные ставки НДС не дифференцированы по группам (кодам) продукции.

Влияют на позицию налогоплательщика — субъекта малого бизнеса, не только льготы, но и разумное перераспределение, при помощи прямых налогов финансовых потоков между центром и территориями. Переход от налога на доход с операционной деятельности к уплате налога на прибыль не повлияет на развитие территории, в которой формируется доход малого бизнеса. И в первом и во втором случае налоги перечисляются в доход госбюджета. В то же время, во многих налоговых юрисдикциях, налог на прибыль является регулирующим источником доходов и уплачивается, как в государственный (федеральный) бюджет, так и в бюджеты территорий.

При этом, применяется разделенная ставка налога на прибыль или уплата налога осуществляется в установленных пропорциях в бюджеты разного уровня. У нас бюджетно-налоговая политика иная и, в соответствии с ч. (5) ст. 6 НК, налогоплательщики, имеющие филиалы и/или подразделения вне административнотерриториальных единиц основного местонахождения (юридический адрес), уплачивают исчисленный операционный налог в бюджет соответственно основному местонахождению (юридическому адресу) налогоплательщика.

Результат — плательщики налога на операционную деятельность, например, в сфере сельского хозяйства, перечисляют средства в бюджеты городов, где, как правило, и зарегистрированы их офисы. Территории, где создается продукт не получают ничего. На долю сельхозсектора от общего количества малых предприятий приходится всего 7,5% субъектов, 8,6% — объема продаж и 10,6% прибыли предприятий. Если учесть, что на долю столицы приходится 99,99% всех зарегистрированных субъектов малого предпринимательства, чуть более половины работающих (55,2%), более одной трети (35,7%) объема продаж и 73% прибыли, то и в этой ситуации также отсутствует мотив к переходу с одного режима налогообложения к другому. Таким образом, пока в понимании налогоплательщиков в переходе от одного режима налогообложения к другом больше минусов, чем плюсов.

Достаточно ли стимулов и мер для перехода от налогообложения на основе патента, к налогу на операционную деятельность или налогу на прибыль, регистрируясь в одной из организационноправовых форм предприятия?

По данным НБС, в 2018 г. экономически активное население (занятые и безработные) в стране составило 1290,7 тыс. человек. Из них на долю работающих по патенту приходилось 14,2%. Соотношение к работающим в реальном секторе экономике более 30%.

По данным оценки Корнеллского университета (США) примерно половина всего бедного населения в мире — это самозанятые. Например, в США оценки показывают, что около 30% работающих в стране относятся к этой категории. Наиболее высокая доля самозанятых в общей рабочей силе наблюдается в сельском хозяйстве, строительстве, услугах (как населению, так и бизнесу).

В 1998 г. в стране была узаконена деятельность самозанятых граждан — тех, кто не устраивается на официальную работу, но и не открывает свой бизнес как индивидуальный предприниматель. Налоговый режим на основе патента был создан для того, чтобы вывести «из тени» определенные группы налогоплательщиков, для обеспечения собираемости налогов во всех сферах деятельности (в первую очередь, в розничной торговле и сфере услуг), где велика вероятность уклонения от уплаты налогов и сложности с определением реальной выручки.

В Молдове предпринимательский патент является именным государственным свидетельством, удостоверяющим право на занятие указанным в нем видом предпринимательской деятельности в течение определенного срока (ст. 1, п. 1 Закона о предпринимательском патенте № 93-XIV от 15.07.1998).

Основные требования к физическим лицам, намеревающимся осуществлять деятельность на основе патента, – это регистрация, уплата налогов, в форме стоимости патента, которая включает подоходный налог, сборы за природные ресурсы, сбор за объекты торговли и/или предоставление услуг, сбор на благоустройство территории, отсутствие наемных работников. Кроме других важных требований, касающихся соблюдения правил торговли, санитарных норм в подп. d) ч. (7) ст. 3 Закона № 93/1998, для идентификации физического лица, как патентообладателя, закон обязывает последнего вывешивать на видном месте в местах осуществления предпринимательской деятельности патент или его копию, заверенную нотариусом, a в случае необходимости предъявлять его по требованию контролирующего органа или потребителей. Выполнение этого пункта, также как требования по соблюдению санитарных норм, пока является формальным.

По данным Ассоциации малого бизнеса, физических лиц, ведущих деятельность на основе патента, порядка 45 тыс., а по данным налоговых органов – 18 295, в том числе в сфере розничной торговли патенты получило 11 285 физических лиц или 62%.

На вопрос, являются ли патентообладатели предпринимателями, ответил французский экономист Ричард Кантильон еще в 1720 г., давший следующее определение: «Предприниматель — человек с неопределенными, нефиксированными доходами, который приобретает чужие товары по известной цене, а свои будет продавать по цене, ему пока неизвестной». Прошло почти три столетия, и патентообладатели, в рамках нашего законодательства, осуществляющие деятельность в сфере торговли, подтвердили понятие трехвековой давности.

Сложность в определении доходов, прибыли патентообладателей привели к тому, что размеры платы за патент установлены в абсолютном размере за месяц и дифференцированы на уровне муниципиев, городов и сел. Деятельность на основе патента можно осуществлять по более чем 30 направлениям. Следует отметить, что стоимость месячной платы за патент на такие услуги как ветеринарные, косметологические, парикмахерские не сопоставимы с уровнем платы за патент на услуги в розничной торговле и окупаются одним двумя клиентами, а стоимость патента при торговле на рынке — десятками покупателей. При этом, кассовые аппараты для высокодоходного бизнеса не требуются. При установлении раз
мера платы за патент законодатель, явно, пренебрег принципом налоговой справедливости, который должен обеспечить учет фактической способности к уплате налога, соразмерность налогообложения.

Несмотря на сложность определения платы за патент во взаимоотношениях патентообладатель – «хозяин», там, где он есть, последний определяет сумму платежа, исходя из доходности бизнеса по патенту. Кто такой «хозяин», это человек, который смог распознать и освоить очевидные или потенциальные возможности для бизнеса. Это может быть собственник помещения, оптовик-импортер и т.д. Экономические взаимоотношения «хозяина» и патентообладателей учитывают доходность видов услуг (они разные, например, для мастеров маникюра, педикюра, мужского и женского мастера или продавцов продовольственных товаров длительного пользования и скоропортящихся товаров и т.д.).

Вероятно, для того, чтобы это не происходило, во многих странах существует порядок, при котором устанавливаются ставки налога на прибыль для самозанятых и соответствующие меры контроля со стороны государства и общества, а также жесткие меры ответственности за занижение или неоплату налога. В США представители данной экономической категории платят за себя так называемый Self-employment tax (дословно это «налог на самозанятость»), включающий платежи в систему социального страхования и в систему здравоохранения. Его размер составляет 15,3% от прибыли, из которых 12,4% приходится на платежи в соцфонды, а 2,9% — в систему медстрахования. Схема налогообложения самозанятых в Великобритании схожа с американской. Там действует income tax, который зависит от дохода. На сайте правительства Соединенного Королевства даже размещен калькулятор, который позволяет посчитать ставки налогов для самозанятых граждан. Аналогичная система внедрена и в ряде других европейских стран.

Отказ от патента и переход к организационной форме – предприятия, — зависит не только от налоговой системы. Думается, даже в меньшей степени от нее. Пока существуют нелояльная конкуренция, низкая покупательская способность, риски инвестирования в развитие собственного бизнеса, недостаточность средств социальной помощи и пособий по безработице для формирования первоначального капитала, — мотивов для создания предприятия вместо ведения деятельности на основе патента, нужно признать, мало.

Лилиана АГАРКОВА, доктор экономики

Publicaţia periodică "Monitorul Fiscal FISC.MD"

ODIMM logo
280 70