Пятница, 14 августа 2020 08:56

Регистрация судов – право Молдовы, как морской державы

2039112

Интервью агентству «ИНФОТАГ» директора Агентства водного транспорта Молдовы Игоря ЗАХАРИЯ.

«И»: - Господин Захария, судно Rhosus (IMO 8630344), перевозившие селитру и «застрявшее» в порту Бейрута, было зарегистрировано в Республике Молдова? Когда республика начала предоставлять свою юрисдикцию иностранным судовладельцам?

И.З.: - Молдова - молодая морская держава, не имевшая устоявшихся традиций в области водного транспорта, как в других странах с выходом в открытое море. Получив 430 метров на левом берегу реки Дунай, у Молдовы исчез статус «закрытой страны», - республика получила выход в море.

С началом строительства порта в Джурджулешть на юге республики необходимо было создать морскую администрацию флага, которая бы выполняла все требования международных Конвенций по отношению к судам, заходящим в молдавский порт.

Вначале была создана Служба капитана порта Джурджулешть. У государственного бюджета не было возможности финансировать ее, поэтому Служба была на самофинансировании. Можно сказать, что мы пошли по стопам других стран, включая страны Евросоюза (Мальта, Кипр, Словакия), у которых аналогичные службы тоже на самофинансировании, и живут за счет предоставления услуг по регистрации судов.

В начале 2019 г. было создано Агентство водного транспорта РМ, путем слияния публичного учреждения «Служба Капитана порта Джурджулешть» и Государственного предприятия «Судовой Регистр».

«И.»: - Назовите, пожалуйста, время регистрации судна Rhosus?

И.З.: - Оно было зарегистрировано в государственном судовом реестре Молдовы в феврале 2012 г. Предыдущая страна регистрации судна была Грузия.

«И.»:  - Сам процесс регистрации проходил в обычном режиме?

И. З.: - Регистрация прошла без каких-либо препятствий, все документы были поданы в полном соответствии с законодательством. Судно эксплуатировалось нормально, без проблем. И в один момент мы получили информацию о том, что в Бейруте судно задержано. Но задержано не из-за того, что оно не соответствовало техническим параметрам и нормам, причина задержания носила экономический характер - претензии должников к судовладельцу.

«И.»: - Данное судно принадлежало гражданину России Игорю Гречушкину?

И.З.: - Первоначально, когда регистрировалось судно, судовладельцем являлась компания Briarwood Corporation, она была зарегистрирована в Панаме.

Что касается господина  Гречушкина, то судно было передано в аренду на основании контракта «бэрбоут чартер» компании Teto Shipping, которая зарегистрирована на Маршалловых островах. Ее директором являлся Игорь Гречушкин.      

«И.»: - Менеджером ISM была Teto Shipping Limited, принадлежащая Игорю Гречушкину?

И.З.: - Да, совершенно верно. Гречушкин был директором этой компании, и она принадлежала ему. Teto Shipping Limited являлась и ISM менеджером упомянутого судна. Это было указано в предоставленной нам документации.

«И.»: - Правда, что до момента регистрации судна в Молдове, ISМ менеджером была компания Interfleet Shipmanagement, находящаяся в Болгарии?

И.З.: - Когда судно пришло на регистрацию в Молдову из Грузии, действительно, эта компания была его менеджером. Потом компания менеджер поменялась на Teto Shipping Limited из Маршалловых островов.

«И.»: - Известно ли было агентству, что судно в середине 2013 г. было задержано в Севилье (Испания) по технической причине?

И.З.: - Да, нам было известно об этом, так как задержание было по процедурам контроля государства порта, относящимся к соблюдению технических предписаний, указанных в международных конвенциях, и по процедуре, государство порта информирует государство флага о задержании. Цель контроля государства порта - уменьшение количества судов, которые не соответствуют техническим нормам, указанным в международных конвенциях. В случае выявления недостатков, судовладельца обязывают их устранить до выхода из порта. Если в этом порту невозможно их устранить, то выдается разрешение на выход в другой порт, где есть возможности для  устранения поломок.

Мы в качестве страны регистрации этого судна были проинформированы об этом государством порта. Насколько мне известно, неполадки судна были устранены, и судно благополучно покинуло порт в Севилье. Состоялся обычный обмен информацией между государством порта и государством флага судна. Все это решилось, насколько я помню, за 13 дней.     

«И.»: - Когда судно задержали, а впоследствии и арестовали в Ливане в ноябре 2013 г., знал ли реестр Молдовы о действиях портовых властей Бейрута?

И.З.: - Здесь ситуация сложилась так, что нас поставили в известность только тогда, когда судовладелец практически бросил судно. Задержание судна было произведено не по условиям Меморандума контроля государства порта, а по финансовым вопросам. Основная переписка велась между судовладельцем, собственником и портом.

Нас проинформировали в то время, когда судно было брошено и экипаж, можно сказать, остался без средств.

Я тогда работал в министерстве транспорта и получал письма из Ливана, связывался с организацией «Ассоль» в Украине, которая защищает интересы моряков. Общими усилиями экипаж удалось вернуть на Родину, но длилось это достаточно долго.

«И.»: - В тот период у государства флага были контакты с Игорем Гречушкиным?

И.З.: - Финансовые вопросы решались не с Молдовой, они были предметом дискуссий администрации порта и судовладельца. Судно и груз были арестованы портовыми властями Бейрута. Груз был выгружен, а судно пришвартовано к одному из причалов.

Мы не располагаем подробной информацией об участии господина Гречушкина в этом процессе, когда судно и груз были арестованы. Именно потому, что подобные ситуации не подпадают под действие международной конвенции и не входят в обязанности государства флага. Предъявленные претензии экономического характера. Они имели финансовую подоплеку, которая не касается государства флага. Такого рода вопросы должны решаться судовладельцем и лицами, перед которыми у него появились долги.

«И.»: - Знали ли в РМ о перевозке судном аммиачной селитры?

И.З.: - Селитра – довольно распространенный груз, транспортировка морем - это обычная практика перевозки минеральных удобрений. На перевозку у экипажа был легальный контракт, который соответствовал всем требованиям, в противном случае, судно бы не выпустили из порта.  

Возникшие претензии к судну и судовладельцу связаны не с грузом, не с селитрой, а с финансовыми вопросами. Просто имело место трагическое совпадение и случайное стечение обстоятельств. Согласитесь, что вместо селитры на судне мог быть другой груз - бананы, или сахар, которые также должны были быть арестованы в случае финансовых претензий. И было бы то же самое, но не было бы таких разрушительных последствий как с селитрой на складе.

Сам взрыв произошел не на судне, а на складе. Шесть лет груз находился в порту, и неизвестно, в каких условиях он хранился все это время. Администрация порта неоднократно пыталась решить вопрос об эвакуации селитры из порта. Понятно, что груз этот, хоть и обычный, но в некоторых случаях, с учетом столь большого объема селитры, он представлял опасность.  

«И.»: - Правда, что когда ливанские власти задержали судно, а потом и арестовали его вместе с грузом, то у него уже не было юрисдикции Молдовы, поскольку корабль лишили ее в принудительном порядке?

И.З.: - Судно Rhosus имело регистрацию, которую судовладелец должен был подтверждать ежегодно. И поскольку судовладелец не предоставил необходимых документов и заявления для продления регистрации, оно было автоматически исключено из реестра флага. В дальнейшем оно уже было без юрисдикции.   

Будучи брошенным судовладельцем, судно стояло у причала, пока не затонуло. Все эти годы никто не поддерживал его техническое состояние на должном уровне, включая и портовые власти Бейрута, которые, например, могли продать судно, чтобы компенсировать свои затраты на его стоянку в порту.  

Вполне логичен вопрос: почему администрация порта не продала судно и груз - селитру, чтобы на вырученные деньги покрыть свои расходы, связанные с обслуживанием судна и груза в порту Бейрута?

«И.»: - Скажите, насколько выгодно Молдове предоставлять свой флаг иностранным судам?

И.З.: - До 2019 г. эти средства были основным источником для содержания Службы капитана порта Джурджулешть, которую не было возможности содержать за счет средств государственного бюджета.

Сейчас в Молдове порядка 300 судов, из которых 114 - морские суда, а остальные – суда внутреннего водного плавания (речные суда), которые эксплуатируются на реках Днестр, Прут, Днепр и Дунай.

«И.»: - Речные суда все принадлежат физическим и юридическим лицам Молдовы?

И.З.: - Нет, у судов есть и иностранные судовладельцы. Предоставление услуг по регистрации судов нигде не бесплатное, даже в закрытых странах. Мы предоставляем услуги для регистрации флага для иностранных судовладельцев. Есть несколько типов регистрации - закрытая, международная и открытая.

«И.»: - Что означает «закрытая регистрация»?

И.З.: - Она применяется в странах, где развита портовая инфраструктура, внутренние рынки, которые позволяют регистрироваться под своим флагом только резидентам этой страны. Это защищает рынок, порты, внутренних перевозчиков.

А международные реестры принадлежат развитым странам, у которых есть и закрытый флаг, но параллельно предоставляют судовладельцам, скажем так, льготную регистрацию под свой флаг, которая подразумевает, что данные суда не должны заходить в порты этого государства. Это связанно с облегчением в области налогообложения.

И есть страны с открытой регистрацией, которые предоставляют услуги всем иностранным судам.

«И.»: - Как и Молдова?

И.З.: - Да, как Молдова, Мальта, Кипр, Словакия, Панама и многие другие. Это распространенная международная практика. И я не понимаю логику тех, кто считает, что Молдова не должна пользоваться правом регистрации иностранных судов, предоставленную международным правом.

«И.»: - Что представляет собой процедура регистрации судов в Молдове?

И.З.: - Совершенно ошибочно и необдуманно поступают те, кто публично заявляет, что в Молдове судовладельцам очень легко зарегистрировать судно. Это неправда. В Молдове регистрация дается сложно, потому что мы подвергаем суда и судовладельцев тщательной проверке перед тем, как регистрировать судно.  

Когда мы получаем документы судовладельца на регистрацию его судна, мы первым делом проверяем, числится ли данное судно в международных списках о санкциях ООН, Евросоюза, США и других стран. Далее тщательно изучается история судна и его заходов в порты, в каких регионах и как оно эксплуатировалось. И если есть малейшие вопросы, то мы отказываем в регистрации.

Если судно не нарушало законодательство прибрежных государств, то мы проверяем судовладельцев - физических и юридических лиц - по информационным базам, к которым у Агентства есть доступ. Если судовладелец является юридическим лицом, то проверяется компания, ее руководители и бенефициары на предмет, были ли они замешаны в нелегальных схемах, и не распространяются ли на них международные санкции.

После проверки Агентство водного транспорта направляет информацию в Министерство иностранных дел и европейской интеграции, в котором несколько отделов, по своим каналам, тоже проверяют, не причастно ли данное судно к нелегальным операциям. И если МИДЕИ высказывается о нецелесообразности регистрации судна, мы его в итоге не регистрируем.                   

В том же контексте хочу отметить, что услуги по регистрации судов нигде в мире не бесплатны, даже в странах с закрытыми флагами. У Молдовы данная услуга дешевле, поэтому и регистрация пользуется определенным спросом.   

«И.»: - Скажите, а с регистрацией судна, перевозившего селитру, вопросов ни у агентства, ни у МИДЕИ не было?

И.З.: - Нет, конечно, все с судном было в порядке.

«И.»: - Сколько, примерно, стоит регистрация одного судна в реестре Республики Молдова?

И.З.: - Это зависит от его грузоподъемности. Сам процесс регистрации предусматривает единовременную оплату, но после нее еще оплачиваются сопутствующие услуги, связанные с подтверждением различных документов. Плюс к этому, ежегодно регистрация подтверждается, стоимость подтверждения обычно на 10% ниже, чем первая регистрация, к ней добавляется еще стоимость сопутствующих услуг.

«И.»: - И все-таки, сколько в среднем стоит регистрация одного судна? К примеру, во что обошлась регистрация Rhosus в Молдове его судовладельцу, - больше, чем 1 млн леев?

И.З.: - Нет, сумма эта была значительно меньше 1 млн. леев.

«И.»: Спасибо Вам за интервью.

infotag.md

ODIMM logo
280 70
Яндекс.Метрика