Воскресенье, 26 июля 2015 16:12

Теневая экономика: для «производства» мебели нужен только шуруповёрт

631120На фоне скандалов, сотрясающих Молдову в последние годы, как-то оказалась забытой такая тема, как теневая экономика. Речь идёт не о контрабанде сигарет или спирта, миллиардных кражах или мешках с деньгами в качестве взяток. Нет. Хотя её масштабы сопоставимы с доходами госбюджета.

При этом любой предприниматель знает: финансовую потерю, даже полное банкротство, можно возместить, если иметь работающий механизм по получению доходов. А если механизм всё больше и больше идёт «вразнос»?

15 миллиардов, с которых не были уплачены налоги

По данным Национальной конфедерации профсоюзов в 57% случаев граждане Молдовы работают неофициально. При этом их доходы достигают 15 млрд леев, что равносильно половине общегодовой зарплаты всех работников по стране, поскольку она составляет приблизительно 30 млрд леев. Хотя лично автору цифра в 15 млрд кажется очень заниженной.

Но даже в этом случае, общая сумма налогов, которые должны были бы быть уплачены с 15 млрд теневой зарплаты составляет от 45%: в 2015 году предприятие платит 23% от фонда оплаты труда в Социальный фонд, 4,5% - в Национальную кассу медицинского страхования (CNAM); работник – те же 4,5% в CNAM, 6% в Пенсионный фонд и от 7 до 18% - подоходный налог. Итого государство недополучает минимум 6,75 млрд леев только от нелегальных зарплат. Напомним, что всего доходы в государственный бюджет Молдовы на 2015 год запланированы в размере 30,338 миллиарда леев с дефицитом почти в 4 млрд.

А это всего лишь одна из составных частей теневой экономики.

Достаточно иметь шуруповёрт…

Как это работает в целом, мы решили рассмотреть на примере достаточно распространённого в стране вида деятельности: производства корпусной мебели из ламината. (Данный феномен присутствует и в сегменте мягкой мебели, и в других, - мы решили сосредоточиться на самом простом и популярном).

Консультантом MyBusiness.md в этом вопросе согласился выступить директор известной мебельной фабрики. Закономерно при этом попросивший не называть ни его фамилию, ни его предприятие.

«По моим подсчётам, - сообщил директор, - в настоящее время примерно 40% экономики Молдовы находится в тени. Вообще всей экономики. По нашей же отрасли цифра выше, - порядка 50%. А если подсчитать всех легально трудоустроенных работников на всех мебельных фабриках, и тех, кто работает нелегально, соотношение будет где-то 40/60.

Сейчас для производства корпусной мебели человеку нужны: мозги, шуруповёрт и простенькая компьютерная программа по раскрою, выдающая т.н. «карты кроя».

Поработав некоторое время на крупном предприятии и набравшись опыта, такой индивидуал даёт объявление в газету или на сайт частных объявлений, клеит бумажки со своим телефоном на фонарные столбы и двери подъездов, иногда даже заказывает массовую рассылку флаеров по почтовым ящикам.

Либо создаётся небольшое предприятие, иногда не зарегистрированное. И индивидуал, и группа мебельщиков могут арендовать помещение под мастерскую, совмещённую с офисом. Чаще всего это или гараж (сарай) или подвал. А когда их ловят на нелегальной предпринимательской деятельности (чаще всего – участковые полицейские), то они "договариваются" с теми, кто поймал.

Кстати, и самому проверяющему проще пойти на такую договорённость, чем оформлять протокол и передавать его по инстанциям: судебные дела у нас могут тянуться годами, и должностному лицу приходится ходить на каждое заседание. А это – многие часы бесполезно потраченного времени. Плюс понятие «незаконная предпринимательская деятельность» в Молдове как-то не приживается. По крайней мере, ни одного громкого судебного дела по этой статье не припоминается…

«Целевая аудитория «гаражников»: люди, которые въезжают в новую квартиру или дом, или те, кто заканчивает капитальный ремонт. Потому что собирать мебель чаще всего такие работники могут только на месте, - продолжил консультант.

Сделав замеры, согласовав эскиз с заказчиком и получив аванс, индивидуалы обращаются в фирму, которая обслуживает подобных шабашников. А это – практически все компании, которые торгуют ламинатом, да и не только.

Фирма по заказу шабашника распиливает ему ламинат, клеит кромку (бумажную или пластиковую), делает присадку (отверстия под петли и другую фурнитуру). Продукция – через кассу (если товар был легально растаможен), услуги – за наличку.

Нелегал в это время на рынке покупает фурнитуру, мойку (если изготавливается кухня) и пр., затем привозит заказчику домой и там собирает. И растворяется, получив окончательный расчёт. При этом мало кто знает, что дефекты в мебельной продукции начинают проявляться примерно через 6-12 месяцев, а исполнителя уже и "след простыл", ни гарантии, ни адреса. (У них заказчики даже паспорт стесняются спросить).

Или что петли разного качества рассчитаны на определённое количество открываний-закрываний. И ещё много чего. Те, кто знает или просто не хочет проблем, те идут к зарегистрированным производителям.

Понятно, что мы шабашнику ценовую конкуренцию составить никак не можем. Мы платим налоги, содержим бухгалтера, охрану, уборщиц и прочее. Так что и мы, и многие другие легальные предприятия выживают и развиваются за счёт того, что переместили свою продукцию в средний и верхний ценовые сегменты во-первых, и тщательно следим за своей репутацией во-вторых. Если заказчику нужен сложный дизайн, натуральное дерево или шпон, или гнутый МДФ, уникальные фасады и декоративные элементы, реальное качество и гарантия, тогда это – к легальным производителям».

Такая ситуация существует в этой области не год, не два и не десять. При этом нужно отметить, что шабашники-индивидуалы с шуруповёртом в выгодную сторону отличаются от мелких фирм ценообразованием. При примерно одинаковом качестве работы.

Давайте посчитаем «чужие деньги»

Приведу пример из собственного опыта. Было это, правда, ещё до начала экономического кризиса, когда курс доллара составлял примерно 12 леев. Мне понадобился самый простой четырёхдверный шкаф на лоджию 2х2 м глубиной 50 см с четырьмя полками в каждом отделении.

Представляя себе работу системы, я позвонил в компании, занимающиеся продажей и резкой ламината и узнал, сколько эти работы будут стоить (с учётом отходов) и с оплатой наличными. Затем узнал стоимость фурнитуры: это можно сделать или в специализированном магазине по ул. Тигина, или на мебельном рынке Каля Басарабией. Всего вышло примерно 2 тыс. леев (практика потом подтвердила правильность моих расчётов). Решив, что рентабельность в 80-85% должна устроить любого и установив бюджет проекта в $ 300 (3600-3800) леев, я начал звонить.

Первый звонок. Рассказав собеседнику, чего я хочу и подождав, пока он сделает расчёты, я с радостью услышал конечную сумму 260 долларов. Выехал и уже через 15 минут был в типа офисе по ул. Петриканской. Тут мебельщик опять засел за расчёты. Получив себестоимость материалов и транспортных расходов в те же самые 2000 леев, он добавил к ним 20 % (это стандартная оплата работникам по сборке мебели), и… умножил получившуюся сумму на 2 (!), после чего огласил итог: 4800 леев! Мои робкие вопросы, что по телефону ты 20 минут назад говорил совсем другое, он проигнорировал.

Тогда я напрямую сначала подъехал в другую фирму, где хозяин при мне сделал расчёт: $ 272. И пообещал прислать дизайнера «для точной привязки изделия». Дня через три приехала девушка, которая долго ходила по тому месту, где должен располагаться шкаф, что-то рисуя и приговаривая: «Как же сделать для вас максимально недорого?». Затем назвала итог: 5600 леев.

Свой план я всё-таки реализовал, найдя «настоящего» шабашника-индивидуала и поставив ему ультиматум: 300 долларов и ни копейки больше. Но из случившегося вынес опыт: якобы недорогие нелегалы стараются клиента заманить, и потом «выдоить» по-максимуму.

Не нужно «убивать», нужно легализовать

Феномен мелкого бизнеса в мебельной промышленности отмечен и в исследовании, проведённом по заказу проекта USAID CEED II. В нём отмечается, что в Молдове действуют свыше 400 официально зарегистрированных предприятий по производству мебели, объединяющих примерно 4 000 работников. «Эта отрасль играет серьёзную роль в обеспечении самозанятости и создании микро-компаний», - констатируют авторы исследования.

То есть вопрос не в том, чтобы уничтожить мелкого нелегального или «серого» производителя. Проблема в том, как ввести его в правовое поле из тени.

Теперь поговорим о макро-цифрах. Согласно отчёту Национального бюро статистики «Социально-экономическое положение Республики Молдова в 2014 году» производство мебели в стране легальными производителями выросло на 7%, а доходы от продаж достигли 812 млн леев. Учитывая разные ценовые категории, не будем принимать эту цифру за 50% от реальных продаж. Но можно смело предположить, что нелегальный рынок в прошлом году освоил не меньше 300-400 млн.

Конечно, неформальный работник всё-таки прямо или косвенно участвует в формировании налогооблагаемой базы (НДС на импортированные материалы, налог на прибыль  и некоторые др.). Однако примерно половина оборота в этом сегменте остаётся в тени.

(Здесь стоит учесть и такой нюанс. Исполнитель предоставляет заказчику счёт за купленные материалы, но не в виде налоговой или товарно-транспортной накладной, а в форме бумажки с печатью магазина. Цены в ней действительно совпадают с теми, что указаны на ценниках в торговом предприятии. Но практически все знают, что постоянным клиентам строймаркеты предоставляют дисконт до 15%. Эти «сэкономленные» деньги также поступают в фонд оплаты труда частника или небольшой фирмы и, естественно, тоже никакими налогами не облагаются).

При этом Закон о предпринимательском патенте пункт о производстве мебели не содержал никогда, её реализация на основании патента запрещена с 2007 года, разрешены только «Установка и ремонт мебели» с оплатой за патент в Кишинёве и Бельцах 100 леев в месяц, других городах и муниципиях 50, в сёлах – 35 леев. Но и этих достаточно небольших денег, как удалось узнать в налоговой инспекции сектора Буюкань, в столице никто не платит.

«Я спросил своего бывшего работника, который подался в шабашники, где твоя трудовая книжка?» – рассказал наш консультант. «Дома». «На какую пенсию ты рассчитываешь?». Ответа не было».

Понятно, что эту проблему нужно решать на государственном уровне. Комплексно, начиная с организации профессиональной подготовки и заканчивая различными мерами контрольного и административного воздействия. В мире нет таких людей, которым бы нравилось платить налоги. Однако в большинстве стран население это всё-таки делает. И такие страны обычно живут намного лучше тех, в которых государство самоустраняется от этой своей первоочередной обязанности.

«Молдова – не единственная страна, которая сталкивается с необходимостью ввести нелегальных предпринимателей в правовое поле, - сказал наш консультант. – Схема везде применялась примерно одинаковая. Наиболее жёсткая и эффективная, например, в Сингапуре, где органам правопорядка было разрешено провоцировать нелегалов. В случае с мебелью – получил аванс, и сразу же требование: предъяви документы на право вести предпринимательскую деятельность. И так во всех областях, от автосервиса, до сантехников.

Сажать, естественно, никого не нужно. А стоит штрафовать и, скорее всего, ввести пеню за просрочку уплаты штрафа. После чего либо судебные исполнители будут пытаться взыскивать имущество, либо человеку просто закроют выезд из страны, как пытаются сделать в этом году для жителей Кишинёва, не оплативших долги за отопление. И человек, оштрафованный два года назад на 3600 леев, собравшись поехать на отдых за границу, при выезде столкнётся с необходимостью оплатить «набежавшие» тысяч 5-10.

При этом нужно разработать и «пряник»: понятные и прозрачные правила игры для малого бизнеса. Либо на основе предпринимательского патента, либо налога на вменённый доход. И соблюдать их. Просто карательные меры, которые и сейчас имеются в арсенале властей, ни к чему конструктивному не приведут».

Автор: Игорь Фомин



Материал подготовлен MyBusiness.md

Похожие материалы (по тегу)

ODIMM logo
280 70
Яндекс.Метрика