CE banner 1160x100

Вторник, 04 мая 2021 12:10

Эхо Чернобыля и социальное предпринимательство

Людмила Бешлягэ1Эхо Чернобыльской катастрофы отражается и на внуках ликвидаторов. Об этом свидетельствуют предварительные итоги исследования, которое проводит заведующая лабораторией радиации и радиологии Национального агентства общественного здоровья Молдовы, доктор хабилитат Любовь Корецки при поддержке Общественной Ассоциации «Союз Чернобыль Молдовы».

Научные исследования последствий воздействия радиации для снижения их влияния на участников ликвидации последствий Чернобыльской ядерной аварии (PDCANC) и их потомков в научной лаборатории радиационной гигиены и радиобиологии начались в 2005 году с изучения клинических и цитогенетических эффектов под влиянием ионизирующего излучения в группе риска. Недавно началось и большое исследование иммунологических и генетических эффектов ДНК во втором поколении PDCANC, то есть их внуков. Исследование проводится в сотрудничестве с Институтом матери и ребенка IMSP (доктор хабилитат Виктория Сакара) и USMF Николае Тестимитану (профессор Люсия Андриеш), пишет logos.press.md.

«Мы начали исследования в ноябре прошлого года, - рассказала Любовь Корецки. – Всего предполагается обследовать 100 внуков людей, участвовавших в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Из-за пандемической ситуации, пока анализы провели только у 20 детей, поэтому делать какие-то выводы преждевременно. Однако могу отметить, что практически у всех у них зафиксированы генетические изменения в ДНК».

Финансирует эту работу Национальное агентство по исследованиям и развитию в рамках государственной программы укрепления здоровья общества. Группа врачей под руководством доктора Корецки выиграла этот грант, а участник группы докторант Мариана Гынку пишет по этой теме докторскую диссертацию.

«Эти исследования помогут оценить вред, нанесенный 35 лет назад не только участвовавшим в ликвидации последствий аварии, но и всему населению Молдовы, над которой прошло радиоактивное облако, - сказала Любовь Корецки. – Поэтому, считаю, что наша работа имеет общенациональное значение».

Уже доказано бесспорно, что дети, родившиеся после 26 апреля 1986 года у родителей, участвовавших в ликвидации последствий Чернобыльской атомной катастрофы, в основном сталкиваются с теми же проблемами со здоровьем, какими болеют их родители.

Вице-председатель Ассоциации «Союз Чернобыль Молдовы» Людмила Бешлягэ, участвующая в минимизации последствий этой аварии, рассказала, что ионизированное излучение, которому подверглись люди тогда, опасно именно тем, что оказывает вредное воздействие и через два-три поколения, усиливая генетические эффекты.

Людмила Бешлягэ уточнила, что 71% детей, родившихся после 1986 года, один из родителей которых пострадал от атомной катастрофы на Чернобыльской АЭС, сталкивается с проблемами со здоровьем.

Наше небогатое государство чем может, тем помогает ликвидаторам и их детям. Практически все участники ликвидации аварии – инвалиды I и II группы (или как сейчас говорят – люди с ограниченной дееспособностью). Им выплачиваются пенсии и деньги на спецпитание, выделяются путевки в санатории, выдаются деньги на лечение и многие лекарства прописывают бесплатно.

В отношении детей ситуация хуже, поскольку им полагаются путевки (только до 18 лет) в случае, если доказана связь их заболевания с последствиями аварии на ЧАЭС.

Это немало, но и не много. Потребностей у ликвидаторов, их детей и внуков намного больше, чем их может удовлетворить государство.

Огромной помощью, не только для «чернобыльцев», их детей и внуков, но для всех социально ущемленных групп населения, могло бы стать социальное предпринимательство в том виде, в котором оно было запущено в Молдове в 1990 году прошлого века. Однако с тех пор власти эту возможность перекрыли практически наглухо.

«В 1990 году мы обратились в Министерство финансов с просьбой разрешить чернобыльцам самим зарабатывать деньги, - рассказывает Валерий Пивоваров, бывший в те времена вице-председателем  Общественной Ассоциации «Союз Чернобыль Молдовы» по экономическим вопросам. – И встретили понимание и поддержку у тогдашнего министра Валериу Муравски. Нам разрешили открывать предприятия при ассоциации с условием, что налог на прибыль они будут перечислять не в госбюджет, а на счет Союза чернобыльцев. Зарегистрировали более 70 фирм, из которых реально работать начали 16».

Эти компании работали по самым разным направлениям: от написания программ до строительства и ремонта.

Например, компания «Монолит» осуществляла строительство гостиницы и ресторана (на 700 мест каждый), которые впоследствии стали торговым центром Jumbo.

«У ассоциации появились деньги, мы смогли нанять юриста, выдавать материальную помощь особо нуждающимся ликвидаторам, начали задумываться о строительстве дома для «чернобыльцев», - вспоминает Валерий Пивоваров.

Так продолжалось три года, до конца 1992-го. Пока чиновники не приняли решение о том, что  подобные социальные предприятия стране не нужны. Налоги нужно перечислять в государственный и местные бюджеты, а уже бюрократы эти деньги будут самостоятельно распределять. Эта точка зрения воплотилась в Законе №845 от  03.01.1992 о предпринимательстве и предприятиях.

Даже на парламентских слушаниях по принятию Закона о социальной защите граждан, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы, на которые были приглашены руководители «Союза Чернобыль Молдовы» им, и поддержавшему их тогда уже премьер-министру страны Валериу Муравски не удалось отстоять свою позицию.

«С тех пор мы за поддержкой наших членов и их детей и внуков обращаемся в различные госорганы, даже за подарками детям к Новому году, - говорит Людмила Бешлягэ. – Справедливости ради нужно отметить, что нам в таких вопросах почти никогда не отказывают».

А руководители ассоциации и территориальных подразделений работают на волонтерской основе, на аренду офиса и прочие расходы используются только членские взносы (сейчас – 150 леев в год с человека).

Поэтому если и осуществляются какие-то социальные проекты (например, Людмила Бешлягэ раньше каждый год вывозила группы детей на море), то только за свой счет.

Чиновники «зарубили» и ряд других проектов, связанных с помощью жителям Молдовы, пострадавшим от радиации.

Например, социальный предприниматель Наталья Хасан в 90-е годы зарегистрировала Фонд «Эхо Чернобыля», который был предназначен для поддержки всех жителей Молдовы, пострадавших вследствие аварии на ЧАЭС. И достаточно активно работала несколько лет, даже удостоилась награды от Президента Белоруссии Александра Лукашенко.

Больше того, Наталья Хасан открыла и Республиканский центр реабилитации и социальной интеграции CRIS, в котором детям и молодым людям – инвалидам с детства, помогали получить профессию и трудоустроиться.

«У этого проекта два основных направления, - рассказала Наталья Хасан. – Первое, дать профессию людям, которые не могут получить ее обычным путем. И второе, не менее важное, помочь им социализироваться, влиться в общество».

Например, в 2012 году группа из 40 человек прошла обучение основам полиграфического производства (в том числе компьютерной верстки) под руководством специалистов из Центральной типографии Кишинева. Это был грант в рамках трансграничного проекта Молдова-Румыния-Украина, на который было закуплено, в числе прочего, оборудование для изготовления блокнотов, конвертов, бумажных пакетов.

 CRIS со своей продукцией даже принял участие в выставке Fabricat în Moldova. Но дальше дело не пошло.

Почему? Наталья Хасан, в советские годы работавшая в Госснабе МССР по линии предприятий обществ глухих, слепых и инвалидов, объясняет: «Нужна господдержка и регулирование. В советские времена практически все такие работники были надомниками, их централизованно обучали и снабжали расходными материалами для производства, эти предприятия платили государству только налоги с фонда заработной платы. Так сейчас делается, например, в Италии, где я была вместе с делегацией минсоцобеспечения Молдовы в 2018 году».

А в нашей стране все годы с 1990 до 2017 социальные предприниматели действовали без какой-либо законодательной базы. До тех пор, пока в Закон о предпринимательстве и предприятиях не внесли Главу VI1 «Социальное предпринимательство и социальное предприятие».

Однако в этой главе законодатели перечислили 11 видов деятельности, которыми могут заниматься социальные предприниматели. И среди них практически нет ни одного прибыльного: продвижение деятельности по охране окружающей среды; продвижение деятельности по охране национального наследия; осуществление внешкольной деятельности и т.д.

То есть это виды деятельности для НПО, работающих не для прибыли (которая должна быть использована для выполнения уставных целей – поддержку определенных категорий граждан), а на гранты.

Предприятия обществ слепых, глухих и инвалидов и в советские времена, и сейчас, производят продукцию: обувь, бельевые прищепки, деревянные резные иконы и т.д. То есть товар, к которому можно применить льготное налогообложение (например, освободив от НДС), чем повысить его конкурентоспособность. Наверное, только таким образом можно обеспечить их самоокупаемость и жизнеспособность: грант сегодня есть, а завтра он уже закончился.

Например, предприятие Общества слепых Coroana Universului производит около 2 млн штук крышек «Кишинёвская» для закрутки домашних консервов, и примерно 100 тыс. штук бельевых прищепок трех типов в год. Это нормальные производственные объемы, которые позволяют фабрике чувствовать себя независимо (с учетом налоговых льгот).

О необходимости вносить существенные поправки в закон говорилось в ходе шестой Национальной конференции по законодательству в области социального предпринимательства, которая прошла в феврале 2021 года и в которой приняли участие более 100 бизнесменов, представителей органов власти и экспертов. Они предложили рекомендации по внесению изменений и дополнений в законодательную базу о социальном предпринимательстве. А присутствующие представители минэкономики и минздрава подтвердили свою приверженность поддержке социальных предпринимателей путем создания финансовых, налоговых и институциональных предпосылок для развития бизнеса. И заверили, что социальное предпринимательство станет одним из национальных приоритетов в процессе разработки государственных документов, таких как План действий на 2020-2023 годы.

Было бы хорошо, чтобы такая система заработала, поскольку в социальных предприятиях нуждаются не только «чернобыльцы», но очень многие категории граждан Молдовы.


Важность социальных предприятий для Молдовы подчеркнула на прошлой неделе генеральный секретарь минэкономинфраструктуры (МЭИ) Лилия Палий во время семинара «Видение Республики Молдова по развитию социального предпринимательства.

«Это модель предпринимательства, направленная на повышение благосостояния общества, а не только на максимизацию прибыли. Реинвестируя прибыль, предприятия, которые практикуют социальное предпринимательство, поддерживают общество, выявляют новые социальные потребности, поощряют включение в общественную жизнь обездоленных, в основном, людей с ограниченными возможностями, обеспечивают занятость и использование альтернативных ресурсов», - сказала Лилия Палий.

Для того чтобы стимулировать повышение уровня интереса к этому виду предпринимательства, при поддержке GIZ Moldova и в сотрудничестве с ODIMM министерство находится в процессе разработки национальной программы финансирования и наставничества для стартапов/социальных предприятий. На ее развития, согласно Закону о государственном бюджете на 2021 год, выделен 1 млн леев. На 2022-2023 годы из госбюджета будут выделены 5 млн леев, и 10 млн на 2024-2025 годы, сообщила госсекретарь.

Игорь ФОМИН
На фото: Людмила Бешлягэ
ODIMM logo
280 70
Яндекс.Метрика