Понедельник, 09 декабря 2019 07:39

Экономику Молдовы будут спасать кредитами с Запада и Востока

pic 349 21

Спасение утопающих — не обязательно дело рук самих утопающих, считают в правительстве Кику

На прошлой неделе в Молдове утвердили «инвестиционный» бюджет на 2020 год. Заложенные в документе порядка 7,5 млрд лей дефицита ожидаемо вызвали озабоченность экспертов и населения. Всех интересует, как правительство Иона Кику планирует покрывать нехватку бюджетных средств. Ответ, впрочем, банален: судя по заявлениям чиновников, основной источник восполнения дефицита — помощь зарубежных партнеров. Прежде всего, Международного валютного фонда, Европейского банка по реконструкции и развитию, Европейского инвестиционного банка, Европейского союза, России, Китая и даже Беларуси. Вместе с тем, отсутствие информации о конкретных договоренностях, условиях и сроках предоставления финансирования лишь подогревает недоверие к способности нового правительства совладать с увядающей на глазах экономикой страны, сообщает enews.md со ссылкой на regtrends.com.

Показательна история с российским кредитом для Молдовы. Она началась после визита премьер-министра Иона Кику в Москву 20 ноября. Тогда президент Игорь Додон и сам премьер открыто заявили о готовности России выделить Молдове на инфраструктурные проекты 500 млн долларов, из которых 350 млн — уже в 2020 году. Однако уже через несколько дней обещание реальных денег превратилось в скромное намерение открыть кредитную линию. И если Игорь Додон все еще надеется на завершение переговоров до конца года, то Ион Кику ожидает подписание соглашения только к началу строительных работ.

Молдавское экспертное сообщество настороженно наблюдает за развитием ситуации. Во-первых, все помнят пресловутый «ландромат», позволивший отмыть 20 млрд долларов за четыре года. Во-вторых, полмиллиарда долларов российского кредита увеличат внешний долг Молдовы сразу на треть. И, в-третьих, в отличие от привычного западного финансирования, восточные кредиты для Молдовы — терра инкогнита. РФ — опытный кредитор, и, учитывая гибкую до непредсказуемости российскую модель кредитования, виртуальными реформами, как с европейцами, Кишиневу не отделаться.

Сегодня минимум 17 стран являются должниками России с суммарными обязательствами порядка 27 млрд долларов. Крупнейший должник — Беларусь с 7,55 млрд долларов, которой этим летом из-за отказа Москвы рефинансировать текущую часть долга пришлось занимать у Китая. На втором месте — Украина, у которой 3,7 млрд долларов долговых обязательств. По российской версии. Сам Киев насчитал только 0,61 млрд долларов долга за поставки газа в 1990-х, который планомерно погашал в счет аренды Россией базы Черноморского флота в Крыму до марта 2014 года. Венесуэла рассчитывается за оружие, Бангладеш и Венгрия — за атомные станции, Индия — по кредитам СССР. Кому-то Москва долги прощает, например Никарагуа, Анголе, Вьетнаму, Ираку, Афганистану. В целом 23 странам с 1996 года списали почти 100 млрд долларов. Кроме того, рекордные 30 миллиардов простили Кубе, а оставшиеся 3,5 млрд соберут за 10 лет и вернут в виде инвестиций.

Поэтому сложно предсказать развитие кредитных отношений Москвы и Кишинева. Более того, эксперты озабочены тем, как само объявление этого кредита повлияет на отношения Молдовы с другими партнерами по развитию, особенно, если они и так складываются неоднозначно. Речь, в частности, идет о Международном валютном фонде. На прошлой неделе премьер-министр Ион Кику обсудил с главой миссии МВФ Рубеном Атояном расширение сотрудничества, договорился о следующей миссии экспертов фонда в Молдову в начале 2020 года… и тут же сообщил СМИ, что не исключает паузы в отношениях с МВФ. «Мы полны решимости вложить существенные суммы денег в социальную сферу. Если МВФ проявит гибкость, мы продолжим сотрудничество с фондом. Если же такой гибкости не будет, то мы не исключаем, что в нашем сотрудничестве может наступить пауза», — заявил Ион Кику, который в этом году стал одним из самых больших критиков соглашений с МВФ.

В этом контексте островком стабильности выглядит макрофинансовая помощь Евросоюза, с которой все гораздо более понятно и предсказуемо. В 2019 году Молдове выделят деньги в объеме, заложенном в бюджет осенью 2018 года, и, если Кишинев сделает «домашнее задание», то и в 2020 году получит от ЕС запланированные 900 млн лей. Кроме того, по словам Додона, РМ получит выгодные кредиты на инфраструктуру со ставкой 1,5 % от Европейского инвестиционного банка и Европейского банка реконструкции и развития. Последний уже инвестировал в экономику Молдовы порядка 1,9 млрд евро. В дополнение к этому, правительство Кику ведет переговоры с Китаем об участии в проекте «Новый шелковый путь», на реализацию которого на территории Молдовы потребуется 300 млн евро.

«Нам нужны финансы в инфраструктуре. Мы уже говорили о строительстве 1400 км дорог, для которых необходимо 1,4 млрд. евро. Мы не думаем, что сможем получить эту сумму из одного источника финансирования», — комментирует ситуацию Министр экономики и инфраструктуры Анатол Усатый.

Можно подумать, что «пунктик» на строительстве дорог появился у правительства Иона Кику после инвестиционного форума стран Восточного партнерства в Лондоне. Там молдавскому премьеру прямо намекнули, что если в стране не будет качественных дорог и инфраструктуры, то не будет и инвестиций. Однако, судя по тому, что уже есть заготовки для тендеров на 350 км дорог, программа их восстановления не родилась в конце ноября, а представляет собой банальное переосмысление «Хороших дорог» Плахотнюка. Надо сказать, с изрядно увеличенным — к сожалению, в кредит — бюджетом: со 100 млн долларов сразу до 1,4 млрд евро. Кабмин прекрасно понимает, что эти инвестиции увеличат внешний долг Республики Молдова с 25 до 32 % ВВП. «Зато у нас будут дороги. Если мы этого не сделаем, через пять лет мы все равно достигнем 35 % внешнего долга, но у нас не будет инфраструктуры, мы просто будем потреблять кредиты», — честно признается Ион Кику.

Молдове, конечно, нужна инфраструктура, но не только дорожная. Инвесторов, очевидно, пугает не только состояние условной трассы Пырлица-Ниспорены, но и отсутствие в тех же Пырлице и Ниспоренах воды, канализации и трудовых ресурсов. Поэтому такой пристальный акцент на дорогах, скорее всего, связан больше с коррупционной составляющей, нежели заботой о молдавских и зарубежных автомобилистах.

К сожалению, нынешние действия молдавских властей по спасению экономики, как любое движение в болоте, лишь ускоряют погружение на дно. Более того, новое «технократическое» правительство пока мало оправдывает свое название. Реанимация «хороших дорог» и получение новых кредитов едва ли походят на свежие рецепты по выходу из финансового тупика, а весь смысл экономической политики Молдовы сужается до лихорадочного поиска новых займов. При таком положении дел пережить 2020-й год, конечно можно, но шанс закредитовать экономику страны до «летального исхода» повышается с каждым днем.

regtrends.com

ODIMM logo
280 70
WINEWIN 2020