Пятница, 04 декабря 2020 09:03

Военных вывести можно, но как быть с «Шерифом»?

sheriff stadium 01

Новый президент Молдовы предлагает Москве комплексно решать проблему Приднестровья

Церемония инаугурации нового президента Молдовы Майи Санду запланирована на 24 декабря, но уже сейчас публичные высказывания молдавского политика вызывают бурную реакцию как в России, так и на Западе. Сперва Санду заявила, что Молдова не намерена платить за российский газ, поставляемый в Приднестровье, долг за который превысил 7 млрд долларов. А затем она высказалась о российских военных, находящихся на территории Приднестровья, пишет novayagazeta.ru.

— В Приднестровье находится оперативная группа войск Российской Федерации, в отношении которой никогда не было договоренностей со стороны Молдавии. Поэтому позиция государства состоит в том, что эти войска должны быть выведены, а оружие должно быть вывезено с территории нашей страны, — заявила Санду на пресс-конференции в понедельник.

Генсек НАТО Йенс Столтенберг поддержал Майю Санду, заявив, что альянс ждет контактов с избранным президентом страны. И подчеркнул, что Молдова является партнером НАТО, а Россия «…нарушает желания различных правительств в окрестностях альянса, размещая войска в том числе в Молдове, в Приднестровье».

Публичную поддержку высказываний Санду со стороны НАТО не смог не заметить даже глава МИД России Сергей Лавров. На пресс-конференции по итогам заседания Совета министров иностранных дел стран — участниц Организации Договора о коллективной безопасности (СМИД ОДКБ) Лавров заявил, что требование о выводе российских миротворцев из Приднестровья «достаточно безответственное». Потому что российские военные находятся в регионе, чтобы не допустить «нового всплеска кровавого конфликта».

Кроме того, по словам Лаврова, российские военные в Приднестровье охраняют склады боеприпасов в селе Колбасна и «прекращение контроля чревато опасными инцидентами».

Что удивительно, Майя Санду не сказала ничего нового. О выводе российских войск из Приднестровья периодически говорят все заметные молдавские политики. Эти требования звучали даже в ООН. И были услышаны. 22 июня 2018 года на заседании Генеральной Ассамблеи ООН была принята резолюция «О полном и безоговорочном выводе иностранных вооруженных сил с территории РМ». Речь в резолюции шла именно о выводе Оперативной группы российских войск (ОГРВ), а не контингента российских миротворцев. За документ проголосовали 64 государства, воздержались — 83, против — 14, среди которых Армения, Белоруссия, Сирия, Венесуэла, Куба, Иран, Никарагуа...

Более того, еще в 1999 году на саммите Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), состоявшемся в Стамбуле, была подписана Декларация, в которой черным по белому записали, что участники саммита «приветствуют обязательство Российской Федерации завершить вывод российских войск с территории Республики Молдова к концу 2002 года».

Сколько лет прошло, но ситуация не меняется. На складах в селе Колбасна в Рыбницком районе Приднестровья продолжают храниться порядка 20 тысяч тонн снарядов, авиабомб, мин, гранат, патронов. Срок годности двух третей боеприпасов уже просрочен, они не подлежат ни использованию, ни транспортировке. В советское время это был арсенал Западного военного округа. В начале 90-х именно на склады в Колбасну вывезли боеприпасы и оружие во время вывода советских войск из ГДР, Чехословакии, Венгрии…

Правда, в августе прошлого года, когда министр обороны России Сергей Шойгу посетил и Кишинев, и столицу Приднестровья Тирасполь, тогдашний глава Молдовы Игорь Додон написал на своей странице в Facebook, что «российская сторона предлагает начать процесс утилизации боеприпасов, находящихся на складе близ села Колбасна в Приднестровском регионе Республики Молдова, и готова предоставить для этого необходимое оборудование».

Надо сказать, что вопрос об утилизации боеприпасов со складов в Приднестровье поднимался и раньше. Но дальше договоренностей дело не двигалось. По всей видимости, потому, что и в Москве, и в Кишиневе, и в Тирасполе уже давно все прекрасно понимают, что склады боеприпасов в Колбасне и необходимость охранять эти склады силами двух батальонов общей численностью около тысячи военнослужащих войсковой части № 13962 (или ОГРВ) — это единственное разумное объяснение присутствия российских военных в Приднестровье.

Тут глава МИД России прав. Если снять охрану со складов, вероятность «опасных инцидентов» резко увеличится.

Если уж даже на охраняемых складах периодически происходят такие инциденты, как пожар и детонация боеприпасов на складах Центрального военного округа в Красноярском крае в августе прошлого года.

Получается замкнутый круг. Чтобы ОГРВ перебросить в Россию, необходимо утилизировать 20 тысяч тонн боеприпасов, а для начала полномасштабной ликвидации арсенала должны сесть за стол переговоров и обо всем договориться власти Молдовы, России и Приднестровья. А переговорный процесс регулярно налетает на подводные камни, главный из которых — то, что и в Тирасполе, и в Кишиневе, и в Москве есть влиятельные силы, которые устраивает как и нынешний статус Приднестровья, так и присутствие в регионе российских военных.

Основной бенефициар сохранения существующего положения — компания «Шериф». Еще четыре года назад моя коллега Елена Рачева, побывав в командировке в Приднестровье, написала:

«Шериф» — уникальная для Восточной Европы супермонополия. В Приднестровье она владеет всеми видами бизнеса, приносящими доход. Сеть автозаправок, супермаркетов, банк, единственный сотовый оператор, телевизионный канал, издательский дом, винно-коньячный и текстильный комбинаты, спорткомплекс, футбольный клуб… На «Шериф» работают 15–16 тысяч человек, холдинг обеспечивает поступление в бюджет больше 50% налогов, он контролирует около 60% экономики республики — и, как говорят, еще и около 60% теневой ее составляющей. Директор холдинга, бывший сотрудник угрозыска Виктор Гушан почти не появляется на публике и не дает интервью, но стоит почти за каждым крупным событием в стране».

С момента публикации этого материала прошло четыре года. Влияние «Шерифа» в Приднестровье только усилилось. 29 ноября здесь прошли выборы в местный парламент. Из 33 выбранных депутатов 29 — представители созданной и финансируемой «Шерифом» партии «Обновление», причем 23 из них были выбраны безальтернативно. Еще трое избранных депутатов — это бизнесмены, тесно взаимодействующие с «Шерифом», один мандат достался политологу, симпатизирующему «Шерифу».

Учитывая, что и президент непризнанного Приднестровья — «шерифовский» ставленник, можно говорить об окончательной «шерифизации» непризнанной республики — сосредоточении всей власти в руках одной финансово-промышленной группы. 

Что интересно, в день выборов парламента прошли и муниципальные выборы. Но, несмотря на единый день голосования, на выборы пришли всего 27,7% избирателей. Это 114 тысяч человек из 412 тысяч, имеющих право голоса. То есть большинство граждан Приднестровья просто проигнорировало выборы. Как выборы парламента, так и муниципальные. Люди, похоже, уже не связывают свое будущее с регионом, где средняя зарплата — $250–300, а пенсия — $85–90.

Думаю, что не случайно Майя Санду провела свою первую пресс-конференцию на следующий день после подведения итогов выборов в Приднестровье. И, подняв вопрос о выводе российских военных, на самом-то деле избранный президент Молдовы предложила Москве решить проблему «Шерифа». Потому что пока Приднестровьем правит «Шериф», любые переговоры будут упираться в то, что «Шериф» не хочет ничего менять. «Шерифа» все устраивает. 

novayagazeta.ru

ODIMM logo
280 70
Яндекс.Метрика