Понедельник, 24 июня 2019 13:13

Молдова поможет Украине получить дешёвый газ

90 main

Смена власти в соседней стране открывает дорогу для покупки азербайджанского и американского ресурса, пишет украинское издание ubr.ua.

С начала лета у южных границ Украины начал активно формироваться новый газовый рынок, который стремительно превращается в альтернативу импорту газа российского происхождения. Речь идет о заходящей с юга в Украину Трансбалканской системе магистральных газопроводов.

В ходе формирования нового рынка Азербайджан 15 июня заявил, что его первый трубопроводный газ достиг Европы и поступил в Грецию. Последняя предпочла оперировать разными ресурсами импорта, и 1 июня сообщила что начала принимать американский сжиженный природный газ, который покупает соседняя Болгария. Не остается в стороне и соседняя Румыния. В конце весны страна отрапортовала ЕС, что запускает новую газокомпрессорную станцию на границе с Болгарией. Вместе со строящимся между двумя странами газопроводом-перемычкой она с 2021 года будут продавать в Болгарию и далее на Балканы газ растущей румынской добычи на шельфе.

Пока что, на самом старте, объемы торговли газом нового для южного Трансбалканского направления выглядят не слишком впечатляюще. Румыния давала обещание стать экспортером газа еще с 2012 года, но до сих пор так и не выполнила его. В то время как Греция уже опередила конкурента.

Отныне она взялась ежегодно запускать в Трансбалканский маршрут по 1 млрд природного газа, который идет из США в танкерах на греческий LNG-терминал. Первые поставки Азербайджанского ресурса в Трансбалканский маршрут за январь-май составили суммарно 0,6 млрд куб. м. Но до конца они достигнут отметки 3 млрд куб. м. и полностью закроют внутреннее потребление Греции. А с конца 2019 года ВР Inc. и азербайджанские компании поставят 10 млрд куб м в Трананатолийский газопровод TANAP, на котором и стоит конечная точка идущей в Украину Трансбалканской системы нескольких национальных газотранспортных систем (ГТС).

Эта система пригодна как для импорта газа в Украину с юга, так может и работать на транзит из РФ в обратном направлении. Она имеет мощность 30 млрд куб. м. в год и соединяет между собой Украину, Молдову и оккупированное Приднестровье. Пока трубопровод используется частично: только для российского транзита, который составил в 2018 году 17 млрд куб. м. Что касается импорта в нашу страну, то несмотря на наличие инфраструктуры «южного окна» импорта, в 2018 году газ в Украину ввозился исключительно с Запада, а не с Юга, и составлял 10,3 млрд куб м.

Цены вниз

Судя по последним событиям на Юге Европы, «раскупорка» южного направления транспорта газа станет в будущем году чуть ли не самым главным фактором снижения цен на рынке украинских промышленных потребителей: другие факторы буксуют и влияют куда скромнее.

До тех пор, пока закупки с юга заблокированы, темп снижения цен в Украине сильно уступает общеевропейской динамике. Так, на некоторых европейских хабах цены трубопроводного газа с начала года рухнули на 12% и даже больше вслед за стоимостью нефти. В то же время по данным Энергетической таможни, в мае украинские импортные цены снизились до $215/тыс. Куб. м., против $233,5/тыс. куб. м. в апреле. То есть падение составило всего около 7%.

18 июня Кабмин в связи с этим предписал государственной НАК «Нафтогаз Украины» на протяжении июня снизить стоимость ресурса для оптовых газовых компаний и розничных потребителей на 7,3%. Таким образом внутренняя цена газа в начале лета составляет около $222/тыс. куб. м. Или, по текущему валютному курсу, 6,6тыс. грн./тыс. куб. м. с учетом НДС, маржи поставщика и различной региональной стоимости доставки. Без учета этих платежей цена отгрузки НАК определена на уровне 5553,89 грн./тыс. куб. м.


Частники победили, но не качают

Трубопроводы Трансбалканской системы могли бы помочь Украине со снижением цен, но они имеют нестабильных операторов на молдавском участке. Несколько нитей этой системы связывают с нашей страной Грецию и Северную Македонию. По ходу блокированного ранее Газпромом «южного» импорта, эти нитки проходят через национальные ГТС Болгарии, Румынии и Молдовы, а потом идут в Черкасскую область. Где соединяются с самыми мощными украинскими магистральными газопроводами.

Трансбалканская система многоканальна, и выходит на ГТС через две основные нитки. Первая – это частный газопровод ТАПИ (Тальное-Ананьев-Измаил), который слабо загружен российским транзитом. Вторая – это несколько доминирующих в транзите на юг государственных магистральных газопроводов. Они идут с разных частей Украины к границам Молдовы и к узловой Тираспольской газокомпрессорной станции, которая работает в оккупированном Приднестровье.

Слабо работающая из-за отсутствия прямого полноценного соединения с Румынией Измаильская нитка Трансбалканского маршрута давно не принадлежит украинскому государству. Еще со времен «раннего» Леонида Кучмы и Игоря Бакая, она отошла украино-российско-турецкой частной компании «Газтранзит». Российская доля в этой компании была арестована в 2018 году в ходе реализации украинских санкций. Но до турецкого соучредителя, который входит в число аффилированных компаний группы «Газпром», стокгольмские аресты почему-то так и не дошли.

По периметру частных мощностей «Газтранзита», в Кировоградской, Николаевской и Черкасской областях, работают сопутствующий элемент Трансбалканского пути. Это более мелкие частные распределительные газопроводы. В отличии от украинских аналогов, они никогда не входили в систему НАК. Еще в 2000-е годы эта инфраструктура строилась группой компаний Zangas GmbH Дмитрия Фирташа и его российских партнеров. В отличии от правоохранителей США, каких-то особых претензий к Фирташу Украина не имеет. Поэтому эта группа без особых проблем продолжает управлять небольшими газопроводами, хотя в их загрузке участвует слабо.

Угроза ареста активов в 2014-2018 годах обошла стороной и второй большой газопровод Трансбалканской системы, который считается относительно загруженным по сравнению с ТАПИ. Речь идет о крупной магистрали, соединяющей центр Украины с оккупированным Тирасполем. В конечной точке этот элемент системы напрямую входит в орбиту «Газпрома», точнее его аффилированного предприятия, «Тираспольтрансгаз». Это дивизион российско-молдавской компании «Молдовагаз». Офис компании расположен в Кишиневе, но управляется российской стороной. Такой ход с передислокацией был загодя рассчитан на случай санкций.

Наряду с этими элементами системы поставок газа южного направления, очень важную роль в нем играют промышленные покупатели давальческого газа. Они теоретически способны самостоятельно торговать и заполнять трубу через своих торговых агентов, но этим не занимаются. Это Молдавский Металлургический комбинат в Рыбнице, и актив российской «Интер РАО» в Тирасполе.

Суммарно эта мощнейшая российская международная энергокомпания владеет за рубежом всего двумя промышленными активами. Первый, это работающая в Тирасполе Молдовская ГРЭС, снабжающая электрометаллургический завод ММК. Второй – Тракийская ТЭС в Турции. Такая дислокация актива «ИнтерРАО» связана с тем, что именного турецкие металлотрейдеры доминируют на рынке нужного ММК стального металлолома в Молдове и Румынии.

У Молдовы и Украины лопнуло терпение

У украинской прессы до самых последних пор даже не возникало вопросов к власти относительно возможности ареста Украиной российской части в «Молдовагазе». Арестовать эту часть можно было, например, в счет погашения известного спора в Стокгольмском арбитраже между «Газпромом» и НАК «Нафтогаз Украины». Или сделать еще проще: заблокировать активы, и временно отдать их в распоряжение третьих лиц по согласованному с Молдовой решению СНБОУ. Ведь как-никак, обе страны имеют оккупированные территории.

Между тем, препятствуют развитию Трансбалканского газового маршрута в настоящий момент два обстоятельства. Прежде всего, тот факт, что щедро премированный «За Стокгольмский трибунал» менеджмент Нафтогаза в итоге так и не смог до сегодняшнего дня арестовать хоть что-нибудь российское ни в Молдове, ни далее по ходу Трансбалканского маршрута. А также то, что накануне выборов украинские власти без внятного объяснения причин отменили санкции в отношении крупнейшего потребителя газа Молдовы, Металлургического Комбината ММК в Рыбнице. При полной загрузке, этот завод способен потреблять электроэнергию в эквиваленте 1 млрд куб м природного газа в год.


Киев запутался в Молдове

Часть украинской прессы утверждает, что ММК с конца 1990-х годов остается в орбите Алишера Усманова, основателя «Газпроминвестхолдинг». Но есть и другая версия, согласно которой Усманов давно подарил комбинат органам администрации оккупированного Приднестровья, как спонсорскую помощь. Якобы после этого администрация по инструктажу из Москвы сначала назначили директором государственного ММК бывшего нефтетрейдера Талгата Балтазиева. В период его правления в компании была надежда, что РФ и Казахстан совместно возьмутся заполнять газом несостоявшийся газопровод «Южный Поток» в Турцию и далее на Юг Европы. Включая Украину, Молдову и ее оккупированную часть.

По этой версии, когда ЕС в 2014-16 годы окончательно похоронил затею с «Южным Потоком», а РФ вместо него взялась за его усеченный клон «Турецкий Поток», ММК снова вернулся к оккупационной администрации Приднестровья. И с тех пор самый большой промышленный гигант на южной украинской границе сполз в полную долговую зависимость, которую сформировали частные энерго- и металлотрейдеры.

Одна из таких компаний, по версии СМИ, входит в группу бизнес-партнера Петра Порошенко, молдавского олигарха Николая Плахотнюка. Молдовская пресса утверждает, что именно по его просьбе и по формальному обращению местных властей, Украина накануне президентских выборов внезапно прекратила санкции против ММК.
Партнеры Киева ушли

15 июля Плахотнюк покинул Молдову в ходе смены власти, прошедшей в этой стране. Но трейдера-универсала местная пресса называет всего лишь самым политически влиятельным молдаванином. Самым же богатым считается давно не проживающий в Молдове владелец нефтегазовой компании Ascom Group Анатолий Стати. Бегство Плахотнюка повысило шансы этого магната. И если они реализуются, развитие Трансбалканской системы магистральных газопроводов может получить новый и неожиданный темп. Что касается партнера Порошенко, то к вертикали Плахотнюка до смены молдовской власти относились чиновники двух местных топливных и энергетических ведомств.

За исключением небольшого, и так и недостроенного до Кишинева газопровода- интерконнектора из Румынии, эти чиновники не добились больше ничего для развития местного газового рынка, а также его избавления от монопольной зависимости от российского «Газпрома». Это очень похоже на Украину. Она под фанфары не очень результативных санкций против РФ сугубо формально прекратила российский импорт, но перешла на покупку того же российского газа, только через Швейцарию и страны ЕС. Определенное сходство Украины и Молдовы в странных и по сути бесплодных методах противостояния могло бы продолжатся вечно. Но шквал событий по трансформации Трансбалканского направления транзита в полноценный рынок торговли газом сейчас эту перспективу перечеркивает. И судя по всему такая трансформация будет развиваться вне зависимости от того, в какую сторону будет дуть политический ветер в Кишиневе, либо в Киеве.

ubr.ua

ODIMM logo
280 70