Пятница, 15 июля 2022 08:30

Молдова - страна инфляционных чудес

1433 03 7469092512529782514 nИнфляция в Молдове опережает прогнозы НБМ. Средние потребительские цены в июне 2022 г. в годовом выражении увеличились на 31,83%. В том числе на продовольственные товары - на 34,3%, непродовольственные - на 23,44%, услуги - на 40,7%.

Такой уровень годовой инфляции эксперты не наблюдали с 2000-го года. Период неопределенности еще не прошел, и предпосылки для нового витка цен не исчерпаны. Стабилизационной летней передышки не увидел экономический эксперт Вячеслав Ионицэ, считающий, что «риск достижения антирекорда 1999 года, когда покупательная способность упала на 15,6%, достаточно высок». Хуже был только 1994 год. С того времени реальная покупательная способность населения так, как сейчас, еще не падала. Как подсчитал эксперт, даже с учетом декомпенсированного роста средних зарплат реальная покупательская способность упала на 17%, пишет logos.press.md

При этом Нацбанку не удалось по-настоящему сбить волну потребительского спроса. Аналитик Expert-Grup Марина Соловьева отмечает, что даже несмотря на рост цен на бензин и дизтопливо, их импорт в физическом выражении в первом квартале не только не уменьшился, но даже вырос: +25% бензин и +7% дизтопливо. «Можно предположить, что дело в реэкспорте, - говорит эксперт. - Но, по данным НБМ, реэкспорт минеральных продуктов в первом квартале не вырос, а сократился, и в любом случае составил менее 2% от импорта минеральных продуктов. Похоже, дело в том, что молдаване не реагируют на рост цен. Цены растут, но никто не сокращает потребление. Или ГСМ все же реэкспортируется контрабандой?».

На этом чудеса не заканчиваются. Расширение инфляционного спроса с начала года происходит на фоне снижения на 9% личных денежных переводов в адрес резидентов от нерезидентов. Причем, уменьшились не только переводы из СНГ (-43%), но и переводы из ЕС (-3%) и других стран (-4%), отмечает Марина Соловьева. «Можно предположить, что снижение переводов из ЕС могло быть эффектом обменного курса (евро ослабел по отношению к доллару), но дело, похоже, не только в этом, - считает собеседник. - Статистика переводов из ЕС через банки показывает небольшой рост (+0,7%). Следовательно, уменьшение общей суммы переводов произошло за счет денег, привезенных «в карманах».

При этом удвоились (!) личные денежные переводы от резидентов нерезидентам, и достигли доселе невиданных $180 млн. По словам эксперта, можно было бы подумать, что НБМ в эти переводы включил помощь беженцам от физлиц, но, судя по цифрам в платежном балансе, это не так. Эту цифру хорошо объясняет та валюта, которой местное население в панике закупалось в феврале-марте. В общем, похоже, что это сами местные жители, испугавшись войны, вывели свои деньги за рубеж. В СМИ всплывали истории о том, как молдаване скупали недвижимость за границей, перевозя туда свои семьи, и статистика центробанка этим историям не противоречит.

Продолжая излагать контекст финансовых событий 1-го квартала, Марина Соловьева отмечает, что иностранные инвесторы оказались не столь пугливы.

- Похоже, отток капитала (впрочем, небольшой) был организован напуганными соотечественниками, несмотря на боязнь, что иностранные инвесторы заберут свои деньги из Молдовы. Не забрали. Депозиты нерезидентов в молдавских банках даже выросли.

Не уменьшились и прямые иностранные инвестиции, а даже выросли – они утроились как по сравнению с первым кварталом прошлого года, так и по сравнению с предыдущим кварталом. Рост произошел в основном за счет реинвестированной прибыли (видимо, банки вняли намекам НБМ), а также и за счет новых инвестиций и накопления долгов перед иностранными инвесторами.

В портфельных инвестициях и производных ничего не произошло: их как не было, так и нет. Внешних займов мы получили меньше, чем погасили по старым кредитам, и это касается не только государственного сектора, но и частного. Дыру в платежном балансе (более $500 млн) закрыл НБМ из резервов. Насколько еще их хватит при таком «размахе», не известно.

В платежном балансе за I квартал 2022 года масса других удивительных вещей, отмечает Марина Соловьева. «Дефицит текущего счета составил целых 17% по отношению к ВВП (по сравнению с 12,6% в первом квартале 2021 года). Больший дефицит был только в I квартале 2009 года (22%). Это также больше, чем в «рекордном» пост-ковидном II квартале 2021 года, когда дефицит был 16%. Но удивительно не это (большой дефицит был ожидаем), а то, что он возник на фоне небывалого роста экспорта товаров и услуг».

Экспорт товаров в первом квартале, по данным НБМ, вырос на целых 68%, по сравнению с тем же кварталом прошлого года. В основном за счет увеличения поставок кукурузы, подсолнечника и подсолнечного масла, благодаря высокому урожаю прошлого года. Экспорт услуг вырос на 33%. Особенно отличился экспорт услуг для поездок (+74%) в связи с приёмом беженцев (включая гуманитарную помощь.) Экспорт услуг IT вырос на рекордные 49%, транспортных услуг – на 27%.

Раньше всё это считалось бы неслыханным экономическим успехом. Но сейчас даже такой рост экспорта не помог улучшить счёт текущих операций, сокрушается Марина Соловьева. «Произошло это из-за того, что, во-первых, импорт вырос еще больше на фоне гигантских цен на газ, ГСМ и другие товары. В физическом выражении импорт товаров вырос всего на 3%, зато цены на импорт выросли в среднем на 27%. При этом цены на экспортируемые товары выросли всего на 9%».

Но тут возникает вопрос: разве мировые цены на зерновые и масло не растут теми же гигантскими темпами? Странно, что Молдова не получает никаких преимуществ от этого роста цен. «Хороший вопрос. Мне тоже хотелось бы знать, почему мы покупаем «задорого», а продаем «задешево». И нет ли в этом признаков трансфертного ценообразования», - констатирует Соловьева.


Валовой внешний долг Молдовы за первый квартал 2022 г. незначительно уменьшился (-0,3%) и составил на конец марта $8 986,79 млн, что составляет 64% по отношению к ВВП.

Наибольшая часть остатка валового внешнего долга приходится на долгосрочный долг (69,2%), который на конец марта 2022 г. составил $6 221,07 млн, сократившись на 0,8% по сравнению с концом 2021 г.

Краткосрочный внешний долг увеличился на 0,8% за первый квартал 2022 г. и составил $2 756,72 млн.

Государственный внешний долг составил 29,8% процента от общего внешнего долга, составив $2 677,95 млн (-1,9% с начала года). Частный внешний долг составил $6 308,84 млн, увеличившись на 0,4% с начала года.

Ирина КОВАЛЕНКО

ODIMM logo
280 70
Яндекс.Метрика