Суббота, 02 октября 2021 07:46

Зарплаты растут, бедность – тоже

Screenshot 2021 10 02 at 07 47 31 Зарплаты растут бедность тожеВ Молдове повышается порог бедности. Бедных от этого меньше не становится, но они удачно «маскируются» под опережающим темпом роста средних зарплат по стране. В размер одной приличной зарплаты вполне укладывается, по статистике, 9-10 «бедняков». Разрыв благосостояния настолько же велик. Неравенство в доходах наиболее и наименее обеспеченных слоев населения достигает девятикратного размера. Предпосылок для формирования крепкого среднего класса не так много, пишет logos.press.md.

Соль минимального дохода

Вслед за пенсиями правительство объявило о плановой индексации минимального, гарантированного государством размера ежемесячного дохода гражданина. С 1 октября он повысится на размер полугодовой инфляции (3,86%) – с 1107 леев до 1196 леев. С нынешнего года государство применяет новый механизм индексации дважды в год, весной и осенью, по разной периодичности инфляционного воздействия на обесценивание социальных гарантий. Доказанный месячный доход ниже порогового показателя дает право на пособие по бедности и коммунальные скидки в холодное время года.

Повышение гарантированного минимума доходов оказалось не так накладно для казны. Для индексации и соответствующих выплат потребуется дополнительно около 7 млн леев. Всего же годовая программа социальной помощи малообеспеченным семьям предусматривает немногим больше 1 млрд леев. Число бенефициаров составляет в последние годы от 40 до 60 тыс. – ничтожное количество исходя из размеров даже небольшой страны. Средний размер пособия, по метаданным за прошлый год, не покрывает и четверти прожиточного минимума, хотя власти утверждают, что в нынешнем году он повысится до тысячи с лишним леев.

Переход к системе базового безусловного дохода, который бы обеспечил адресность государственной помощи, был в свое время навязан Молдове международным опытом борьбы с бедностью. Закон о социальной помощи должен был заменить существующую практику категориального подхода, несущую огромные нецелевые затраты социальной системе гарантий. Такой закон, который обеспечивал бы малоимущим семьям базовый доход исходя из оценки совокупного дохода семьи и ее потребности в помощи государства, был принят и взят на вооружение в силу возможностей. Предусмотрено, что заявитель получает 100% минимального ежемесячного дохода, каждый следующий член семьи - 50% от суммы гарантированного минимума и т. д.

Но отказаться полностью от принципа «если ты пенсионер, чернобылец или другой льготник, значит бедный» государство, при всей своей экономности, не смогло. Хотя такой подход никогда себя не оправдывал. Уж очень социально чувствительным был бы результат. В результате справедливая система на основе расчета совокупного дохода осталась в аутсайдерах, обросла сложностями, не эффективна с точки зрения реальной помощи и служит, в отличие от развитых стран, дымовой завесой в глазах международных доноров. Программы финансовой помощи людям, которые находятся за чертой бедности, сложно реализовать, поскольку условия выделения и сам сбор доказательств не по карману и не по силам ни соискателям, ни чиновникам. Овчинка зачастую не стоит выделки.

Доходные пособия

Другие аргументы, чтобы кардинально поднять уровень социальных выплат - вывести часть населения из нищеты и стимулировать потребление, остановить исход населения, - звучат постоянно из уст политических оппонентов, кем бы они ни были. «Люди должны обладать ежемесячным базовым доходом, равным прожиточному минимуму. Вне зависимости от того, работают они или нет. Начинать его внедрение следует поэтапно. С пенсионеров. Потом переходя к накопительному базовому доходу для детей до 21 года».

Такая стратегия повышения доходов, да еще при активном государственном вмешательстве, в долгосрочной перспективе может иметь свои негативные последствия, и о нем грамотные экономисты предупреждают. Все-таки доходы тоже должны отражать экономические реалии страны. И властям придется поломать голову над их перераспределением, когда вопрос прожиточного минимума для основной массы населения будет снят.

Прежде всего надо понимать, что нивелировать разрыв между доходом домохозяйства (гражданина) и неким предполагаемым пороговым доходом, в качестве которого может выступать и прожиточный минимум (черта абсолютной бедности –2,2 тыс. леев), - еще более точечная задача. В обмен на это получатели пособий должны были бы принять на себя ряд обязательств. Например, работать или учиться, доказывать отсутствие других возможностей получить доход, чтобы выйти из трудного материального положения.

Концепцию безусловного базового дохода нередко путают с системой адресной поддержки малоимущих. Безусловный доход представляет собой выплаты без каких-либо встречных обязательств со стороны их получателей, предполагает индивидуальные выплаты всем гражданам страны без исключения, включая детей, пенсионеров и инвалидов. Кроме того, указанная схема выплат призвана заменить собой все иные пособия, льготы и привилегии, уравняв всех граждан в правах, независимо от их благосостояния.

В Молдове все дублируется и смешивается. Разные основания, подходы к получению социальных выплат многим гражданам, конечно, облегчают и так неплохое существование, а другим, не таким ловким, бывает не добраться до помощи государства. Поэтому некоторое время зондировалась идея открыть единые счета получения бенефициарами госпомощи из разных социальных госпрограмм и регулировать объем совокупных выплат. Была ли она осуществлена, пока не совсем ясно.

Никто не хотел прогадать

В целом идея введения минимального базового дохода в Молдове, наряду с системой адресной поддержки и льготными категориями населения, приходит в противоречие с социальной политикой. Например, решение о повышении пенсионного возраста явно указывает на то, что государство стремилось скорее облегчить бремя социальной нагрузки, а не наоборот. Более того, социальные выплаты стоят на втором месте после зарплат в качестве основного источника доходов граждан, что оценивается как «развращающий» шаг, стимулирующий, наряду с переводами трудовых мигрантов, иждивенческие настроения - особенно среди молодежи.

Необходимо учитывать и состояние рынка труда в стране. Несмотря на то, что текущий уровень безработицы мал, занятое население составляет около половины всех трудоспособных. Разбалансированные спрос и предложение рабочей силы, феномен «работающих бедных», особенно в аграрных сферах (в городской среде среднемесячные располагаемые доходы населения составили 3695,2 лея на человека, а в сельской местности - 2702,2 лея), создают питательную почву для дальнейшего обнищания. Эксперты давно убеждают власть не брать на себя все новые регулярные социальные обязательства – будь то в электоральных, политических, антиковидных целях, а заняться разумной налогово-бюджетной политикой.

Вместе с тем нельзя отрицать, что отдельные группы населения в обеспеченных странах Европы способны в течение поколений жить на уже существующие социальные пособия, намеренно избегая постоянного трудоустройства. У Молдовы нет для этого ресурсов, поэтому формальный подход к социальной политике, пестрящий противоречиями, лишь усиливает социальное расслоение в обществе. И, как это ни странно прозвучит, - нивелирует «борьбу с коррупцией». Все хотят жить, как можно лучше...

Нищета и блеск

Национальное бюро статистики публикует официальный ежегодный отчет по стране об уровне жизни и расслоении доходов граждан в 2020 году. Среднемесячный доход на человека составляет 3096,6 лея. Основной источник получения дохода - заработная плата (50,2%), за ней следуют доходы от социальных пособий (19,3%, из которых 14,5% составляют пенсии) и доходы от индивидуальной сельскохозяйственной деятельности (8,3%). Переводы из-за границы способствуют пополнению располагаемого дохода с долей 12,9%.Структура располагаемых доходов различается по категориям и зависит от социально-демографических характеристик населения.

Распределение располагаемого дохода домашних хозяйств по квинтилям подчеркивает разрыв между наиболее и наименее обеспеченными слоями общества. Так, среднемесячный доход человека из первого квинтиля (20% наименее обеспеченного населения) составил 1717,6 лея, в пять раз меньше по сравнению с доходом человека из квинтиля V - 5277,5 лея (20% среднеобеспеченного населения). Доходы людей в первом квинтиле в 1,8 раза были ниже среднего совокупного дохода.

У среднего класса доходы превышали средний показатель по стране всего в 1,7 раза. В количественном выражении это означает, что практически 60% всего населения имеют подушевые доходы ниже среднего дохода по стране (3096,6 лея).

Значительные разрывы также отмечаются в структуре доходов. Если доходы людей в квинтиле I состоят почти поровну из заработной платы (34,9%) и социальных пособий (25,3%), то в случае V квинтиля преобладают зарплатные доходы, составляющие 62,1%, а социальные выплаты - только 12,2%.

С началом пандемии население демонстрировало сберегательный тип поведения и тратило меньше. Среднемесячные потребительские расходы на человека составили 2791,1 лея. Большая часть расходов традиционно направлялась ​​на потребление продуктов питания (43,5%),за ними следуют услуги ЖКХ (16,1%), одежда и обувь (8,8%).Остальные расходы приходились на содержание жилья (5,6%), транспорт (5,5%), здоровье(4,7%), услуги связи (4,7%) и др.

Если сравнивать степень неравенства доходов людей из самых менее обеспеченных и из самых более обеспеченных слоев общества, то разрыв почти удваивается. Наибольшая разница – в девять раз – наблюдается в столице. Сельские регионы несколько «отстают» в неравенстве – там доходы самых богатых в 7-8 раз превышают доходы малообеспеченных.

Что же касается разрыва значений в плане расходов, то наиболее «экономным» оказывается сельский «богач» – его расходы лишь в 4 раза превышают расходы самого бедного сельского жителя. Зато самый обеспеченный столичный житель ни в чем себе не отказывает – его траты так же, как доходы, в 9 раз превышают расходы городского малоимущего.

Доля населения, живущего за чертой бедности, установленной на национальном уровне (в % ко всему населению)

2001

2015

2018

2019

Азербайджан

49,0

4,9

5,1

4,8

Армения

53,52

29,8

23,5

26,43

Беларусь

28,9

5,1

5,6

5,0

Казахстан

46,7

2,64

4,33

4,3

Кыргызстан

56,4

32,1

22,4

20,1

Молдова

54,6

25,43

23,0

25,25

Россия

27,5

13,4

12,6

12,3

Таджикистан

72,46

31,0

27,4

26,3

Узбекистан

27,5

12,8

11,4

11,0

Украина

...

58,3

43,2

41,3

Ирина КОВАЛЕНКО
ODIMM logo
280 70
Яндекс.Метрика