Вторник, 15 января 2019 11:35

Молдаване, украинцы и грузины хотят в ЕС по-разному

dionis cenusapng 58a9e10565c72Однозначно то, что реализация Соглашений об ассоциации приносит изменения медленными темпами. А списки основных проблем, на которые ссылаются молдаване, украинцы и грузины остаются теми же, даже если процесс европейской интеграции продолжается.

Реформы, ускоренные благодаря приближению Молдовы, Украины и Грузии к ЕС, предусматривают одинаковые цели – экономическая интеграция с европейским рынком и политическая ассоциация, в том числе в вопросах внешней политики. Заимствование европейской модели функционирования экономики, учреждений и государств в целом, в идеале должно привести к улучшению условий жизни граждан. Эти ожидания далеки еще от реальности. Сокращение разрыва может быть достигнуто посредством Соглашений об ассоциации трех стран с ЕС. Для преобразований эти соглашения являются самыми лучшими двигателями, которые были у этих стран практически на протяжении 28 лет государственности.

В период 2014-2018 годов, когда соглашения начали медленно материализоваться, настроения граждан трех государств по отношению к внутренней и внешней политике менялись. Доминировали негативные настроения, и это говорит о том, что результаты Соглашений об ассоциации являются пока незначительны. Скорость их выполнения зависит от политической воли в Молдове, Украине и Грузии и от степени их соответствия с требованиями ЕС. С одной стороны, само существование соглашений не меняет отношения граждан к существующей ситуации в стране. Другими словами, помимо благоприятного позиционирования страны по отношению к ЕС, граждане хотят возобновления „социального соглашения”, которое работало бы в их пользу. В противном случае, они готовы дезертировать из своих стран, что заметнее всего в Молдове и Грузии. С другой стороны, европейские институты прекрасно понимают недостатки европейской интеграции в этих трех странах, которые местами похожи, но во многих случаях сильно отличаются. Но у них нет других инструментов, кроме выдвижения условий, которые являются неэффективными в случае национальных правительств, незаинтересованных в соблюдении обязательств перед ЕС.

Несмотря на то, что каждая из трех стран находится в центре внимания ЕС, это внимание разное, в зависимости от уровня доверия европейцев к национальным правительствам. Если сравнить содержание опросов, всплывает ряд парадоксов. Таким образом, несмотря на то, что Украина получает существенную финансовую и политическую поддержку со стороны Брюсселя (IPN, 24 сентября 2018 года), украинская аудитория менее активно проявляет себя в пользу вступления в ЕС, чем грузины. Кроме того, после банковского мошенничества и последующей монополизации власти одной олигархической группой в Молдове (октябрь 2015 - март 2016 года), недовольство граждан негативно сказалось на проевропейские симпатии. А в ситуации Грузии, даже если общественное доверие к правительству снизилось, граждане не санкционировали проевропейский вектор страны. Политическое разнообразие, зрелость диалога с ЕС, а также разное воздействие российского влияния, индивидуализирует эти страны. Сравнение общественного мнения помогает определить точки расхождения между тремя странами Восточного партнерства, а также многочисленные сходства, которые объединяют их, как правило, в отрицательных аспектах.

Актуальные вопросы молдавских граждан совпадают с интересами граждан Украины и Грузии

Характер беспокойства граждан на протяжении последних 5 лет не изменился радикально в Молдове, Украине и Грузии. Агрессия России в Донбассе не прекращается, так же, как и неофициальное перемещение грузинских границ в пользу сепаратистских регионов Абхазии и Южной Осетии, чья независимость от Тбилиси обеспечивается военным российским протекторатом. В то же время, уровень коррупции в Молдове и Украине преобладает над реальными или мнимыми усилиями властей. Экономическая ситуация и некомпетентность национальных правительств находятся в плачевной ситуации, о которых граждане трех стран сигнализируют с одинаковой силой.

Рейтинги основных десяти проблем, отмечаемых гражданами Молдовы, Украины и Грузии, имеют ряд различий, а так же важных сходств (См. Табл.1).

Первое, в отличие от Грузии, общественное мнение в Украине и Молдове ставит коррупцию на второе место. Отсутствие коррупции в списке проблем не отменяет ее существование в Грузии, а, скорее, указывает на то, что грузины в повседневной жизни не воспринимают коррупцию как связанную с общественным сектором. Ситуация в Украине и Молдове улучшится, если доступ к государственным услугам осуществится без коррупционных действий. Ни в коем случае это не сократит большую коррупцию, которая питается за счет государственных денег и затрагивает, скорее, групповые интересы, чем индивидуальные.

Второе, несмотря на то, что безопасности Молдовы угрожает приднестровский конфликт и незаконное присутствие вооруженных сил Российской Федерации, молдавские граждане не выражают беспокойство. А украинцы и грузины очень чувствительны к действиям России, которая нарушает их территориальную целостность. Естественно, общественная память в Грузии, и особенно в Украине свежая из-за того, что военная агрессия Россия продолжает приносить жертвы. Любое военное наступление России в приднестровском регионе может легко воспламенить общественное мнение в Молдове.

Третье, дефицит рабочих мест, предлагаемых национальными экономиками, так же, как и посредственность правления, являются общими проблемами, выделенными в рейтингах основных десяти проблем. Низкая производительность экономики определяется отсутствием жизнеспособных решений, предлагаемых национальными правительствами, на что обращают внимание граждане.

Четвертое, в каждой из трех стран сохраняются отдельные проблемы, по которым граждане высказываются. В Молдове общественность обращает внимание на физическую инфраструктуру, которая ощутимо деградировала на всей территории страны, в том числе в столице. Украинцы обсуждают девальвацию национальной валюты, которая тянет вниз зарплаты и пенсии, и неизбежно снижает экономику. Так же, по объективным причинам общественное мнение в Украине делает акцент на сложность отношений с Россией, которая применяет целый арсенал (не)обычного оружия для дестабилизации украинского государства. Преступления являются отдельной проблемой у грузин. Отчеты по внедрению Соглашения об ассоциации ссылаются в случае Грузии только на организованную преступность, для борьбы с которой был принят план действий на период 2017-2020 годов.

Таблица 1. Список основных проблем, с которыми сталкиваются страны по мнению граждан

Молдова (окт. 2018)

Украина (окт. 2018)       

Грузия (апрель 2018)

1. Низкие зарплаты и пенсии

2. Коррупция

3. Безработица

5. Эмиграция

6. Бедность

7. Дороги

8. Плохая власть

9. Здравоохранение

10. Политический кризис

1. Военный конфликт в Донбассе

2. Коррупция в госучреждениях

3. Низкое промышленное производство

4. Рост цен

5. Безработица

6. Некомпетентность властей

7. Политическая нестабильность

8. Социальная защита бедных

9. Девальвация гривны

10. Отношения с Россией

1. Безработица

2. Экономика

3. Территориальная целостность

4. Социальные проблемы

5. Преступления

6. Некомпетентная власть

7. Безопасность

8. Низкие пенсии

9. Миграция

10. Система здравоохранения

Источник: IRI.org

 

Пятое, только в Молдове и Грузии миграция рассматривается как острая проблема. Это определяется небольшим размером населения и, соответственно, повышенной видимостью демографических недостатков. Официальные цифры свидетельствуют о критической ситуации в Молдове, где более трети примерно из 3 млн. населения участвует в сезонной или длительной миграции. По сравнению с Молдовой, более 40 миллионов украинских граждан смотрят на миграцию через более позитивную призму, даже если агрессия России в Восточной части страны и Азовском море влияет на региональную демографическую динамику и усиливает аппетит для внутренней и внешней миграции в сторону Европы.

Шестое, граждане Украины и Молдовы ставят политическую нестабильность в список проблем. Таким образом, контроль со стороны Петра Порошенко аппарата президента и украинского парламентского большинства не является достаточным для того, чтобы усилить ощущение стабильности среди украинцев. Кроме того, господство Владимира Плахотнюка над процессом принятия решений в Молдове было полным и исключило оппозицию из любого уравнения власти, что породило огромный дефицит политической гармонии.

Парадоксы восприятия граждан по отношению к внутренней и внешней политике

Взгляды граждан Украины, Молдовы и Грузии в отношении внутренних политических явлений отразились дифференцированно на симпатию к ЕС. Можно выделить три важных парадокса, которые лучше всего объясняют, насколько непредсказуемым может быть общественное мнение в этих трех странах (См. Табл.2).

Первый парадокс заключается в том, что граждане Молдовы и Грузии по-разному соединяют внутреннюю политику с внешней. Таким образом, на фоне банковского и политического кризиса (октябрь 2015-сентябрь 2016 года), граждане Молдовы дали самые негативные оценки направлению, в котором движется страна – 79-82%. Тот же негатив распространился и на вступление в ЕС, который впервые упал ниже проевразийского вектора, который колебался между 42-45%, что на 7% выше ЕС в октябре 2015 года. Резкое изменение мнения грузин по отношению к властям в феврале 2015 года не оказало практически никакого влияния на грузинские симпатии к ЕС. Таким образом, в то время как положительные оценки с 56% в мае 2013 года снизились до 25% в феврале 2015 года, проевропейский вариант незначительно изменился с 87% всего до 85%. Аналогичное поведение наблюдается у украинцев (См. Табл. 2). Стабильность проевропейских симпатий среди грузин объясняется слабостью пророссийских политических сил, которые в случае Молдовы контролируются администрацией президента (Игорь Додон) и которые могут стать самой многочисленной политической партией после выборов в феврале 2019 года. Кроме того, дискредитация власти, контролируемой Демократической партией, ассоциированной с ЕС, оказала медвежью услугу проевропейскому выбору. Наконец, пророссийские симпатии и, соответственно, евроскептицизм могут проникнуть легче в молдавское медийное пространство, чем в грузинское.

Таблица 2. Мнения граждан относительно состояния дел в стране и геополитические варианты, %

Состояния дел в стране

Внешнеполитическая ориентация страны

Молдова

Негативное

Позитивное

 Про-ЕС

Про-Евразийский союз

Окт. 2018

71

24

48

37

Фев. 2018

 73

26

 43

42

Окт. 2017

78

16

49

38

Март2017

62

32

42

43

Сент. 2016

82

10

40

43

Март 2016

83

11

43

44

Окт. 2015

79

13

38

45

Сент. 2014

47

41

46

42

Украина

Негативное

Позитивное

 Про-ЕС

Про-Евразийский союз

Сент. 2018

71

16

54

14

Март 2018

71

15

52

18

Дек. 2017

71

14

50

16

Апрель 2017

72

13

53

18

Сент. 2016

72

11

51

19

Февраль 2016

76

11

55

15

Ноябрь 2015

70

15

57

15

Июль 2015

72

15

55

14

Сент. 2014

51

29

59

17

Грузия

негативное

Позитивное

Про-ЕС

Продолжение диалога с Россией

Апр. 2018

67

22

85

76

Март2017

65

21

90

82

Март 2016

70

16

85

83

Февр. 2015

55

25

85

85

Февр. 2014

33

48

88

92

Май 2013

22

56

87

93

Источник: IRI.org

 

Разные результаты поддержки ЕС для общественного мнения являются вторым парадоксом. И в этом вопросе позиция грузин по отношению к ЕС прочнее, чем в случае украинцев. Даже если украинцы получают постоянную поддержки со стороны европейских институтов, их еврооптимизм сдержаннее, чем в Грузии. Таким образом, на протяжении 2014-2018 годов максимальная доля украинских евросторонников достигла 59% в сентябре 2014 года. Самый высокий уровень в Грузии был зафиксирован в марте 2017 года – 90% (См. Табл. 2). Корни определенной дозы сдержанности к европейскому вектору, наблюдаемой в Украине, аналогичны тем, которые есть в Молдове и обусловлены существованием пророссийских сил на Востоке и Юго-Западе Украины. Вместе с тем, сохранение проевропейских украинских чувств на уровне 50% может быть связано с критической реакцией европейских государств по отношению к определенным политикам, принятым Киевом. Кроме того, агрессия России в Донбассе и рост евроскептических сил внутри ЕС, часто дружелюбных по отношению к Москве, обуславливают изоляционистские тенденции среди некоторых слоев населения Украины.

Третий парадокс касается комбинации крепкого проевропейского вектора с предрасположенностью поддерживать прагматичные отношения с Россией. Грузия является примером противоречивой ситуации, в которой воля населения к присоединению к ЕС настолько же продвинута, как и желание улучшить диалог с Россией. С одной стороны, это свидетельствует о том, что отношения с ЕС не исключают открытость по отношению к России. С другой стороны, Грузия, как и Украина, пострадала во время последней российской агрессии, повлекшей окончательный разрыв сепаратистских территорий. Дружеская позиция правительства, ведомое Бидзиной Иванишвили начиная с 2012 года, и, соответственно, спорное позиционирование нового президента Саломеи Зурабишвили по отношению к России, могут сохранить двойное противоречивое восприятие в отношении России – агрессора и потенциального прагматичного партнера. То же самое не может быть сказано об Украине, которая продолжает расширять свою независимость от России, в том числе в области религиозных учреждений. Вмешательство в Донбассе и аннексия Крыма российскими властями практически исключают любой прагматичный диалог между Киевом и Москвой. Напротив, эти неблагоприятные для Украины реалии стимулируют ее сотрудничество с ЕС и НАТО.

Вместо заключения...

Анализ позиции граждан Молдовы, Украины и Грузии является полезным инструментом для измерения прогресса в процессе европейской интеграции. Сложность этих позиций требует очень осторожной интерпретации, однако не обеспечивает полное понимание парадоксов взаимодействия внешних и внутренних политик трех стран.

Общественное мнение трех стран открывает несколько парадоксальных ситуаций, когда ЕС пользуется безоговорочной поддержкой со стороны грузинских граждан, которые могут одинаково объединить проевропейский вектор с улучшением диалога с Россией. В другом случае, негативная позиция граждан по отношению к собственному правительству может превратиться в неприязнь к ЕС, как показывает опыт Молдовы.

Однозначно то, что реализация Соглашений об ассоциации приносит изменения медленными темпами. А списки основных проблем, на которые ссылаются молдаване, украинцы и грузины остаются теми же, даже если процесс европейской интеграции продолжается.

Дионис Ченуша,

политолог

ipn.md

ODIMM logo
280 70